Наши
сообщества

Артемий Татьянович у гитлеровцев сгорел бы не на работе

Просмотров

Либеральные деятели в нашей стране к майским праздникам традиционно активизируются. День Победы им очень не нравится как факт реальности. Отсюда все разговоры про «победобесие», недопустимость ношения георгиевских лент и ужасный милитаризм с военными парадами и какими-то ветеранами на Красной Площади. Последних уже почти не осталось, но дело-то не в ветеранах совсем. Дело в самом праздновании, в самом факте, объединяющем всю страну и народы бывших советских республик до сих пор. Спустя даже 70 лет.

Не исключение и видный деятель от отечественного дизайна, Артемий Лебедев, который в начале мая и книгу Николая Никулина про то, что мы тут все забыли, сколько бессмысленных жертв было в той войне, прорекламировал, и ленточками георгиевскими повозмущался, и направил всех в подъездах лампочки вкручивать, а то, видишь ли, празднуют, а в подъездах грязь и темно.

И, в общем, понятно, что весь этот эпатаж Артемию Татьяновичу нужен для повышения траффика и самопиара. Информационный повод-то очень жирный, как им не воспользоваться? Ну и можно было бы на это всё не обращать никакого внимания. Мало ли таких сетевых хулиганов, которые и на похоронах плясать готовы, лишь бы потешить чувство собственной важности. Но Лебедев в числе прочих своих постов в ЖЖ, задает интересный вопрос про то, а что собственно было бы, если бы тогда немцы победили.

И приводит в качестве аргументов в том числе «нормальную жизнь» мирного населения на оккупированных советских территориях. Ну да, нормально же жили, работали, фашисты особо массово по началу никого не расстреливали. А в СССР было в то же время рабство колхозов, трудодни и пятидневную неделю отменили только недавно.

Так вот, на этот вопрос хотелось бы ответить развернуто. Дело в том, что любая захватническая война сталкивается с таким явлением, как управление населением на захваченных территориях. И это население должно к захватчикам относиться лояльно, иначе можно обнаружить массу неприятных сюрпризов в собственном тылу. Поэтому пока идет война это самое мирное население захватчики берегут, особо не трогают и вообще рассказывают про то, как замечательно будет аборигенам жить, когда война закончится.

Примерно то же самое было и на оккупированных Рейхом территориях. Понятно, что и в то время находилось прогрессивное меньшинство, которое встречало фашистов хлебом-солью. И, думается, окажись в то время Артемий Татьянович где-нибудь в районе Псковской миссии, он бы и сам выбежал с караваем в дизайнерском кокошнике со свастиками в стразиках встречать «освободительную армию Третьего Рейха». Даже, наверное, старостой деревни бы стал, а может рисовал бы агитационные плакаты. Но такая «халява» длилась бы недолго.

Если покопаться в откровениях германского руководства того времени по поводу славян, можно увидеть массу неприятных вещей. Например, Рудольф Гесс отзывался в своих записях о славянах, евреях и цыганах, как об унтерменшах примерно одного ранга. Которые не люди вовсе, а бациллы на стенке унитаза. И единственное, что с ними можно сделать - это смыть. Адольф Гитлер указывал, что необходимо лишить русских исторической и культурной памяти. Превратить в сеть раздробленных, разрозненных племён: «в каждой деревне, в каждом городском квартале должны быть своя религия, своя культура, своя история».

Теперь давайте представим себе ужасное. Рейх побеждает. СССР захвачен целиком и полностью. Всякое сопротивление подавлено. Понятно, что меняется политический режим. Евреи исчезают как народность в принципе и целиком. В те же печи направляются цыгане. А что же со славянами? Здесь всё было бы интереснее. Сходу уничтожить такое количество народа не получится. Поэтому постепенно оккупированное население оказывается в рабских условиях. При этом рабство такое, своеобразное. Довольно сытое и комфортное. Но с рядом ограничений. На образование, например. И на размножение. И с постоянной физической работой на Рейх.

Немцы и сейчас остаются очень утилитарными ребятами. Они и тогда извлекли бы пользу из своих завоеваний. Тем более что экономика любой страны, конечно, стимулируется войной. Но кому-то нужно и работать. А когда все мужское население страны на войне, мужские рабочие руки жизненно необходимы. Собственно, на территории Псковсккой миссии, оккупированного Северо-Запада СССР, эта схема и стала воплощаться в жизнь. С учетом того, что была команда «дружить с аборигенами».

Только все это не спасло мирное население, когда немцы стали отступать. Вот тогда фащисты показали свое настоящее отношение к «советским бациллам». Они просто сжигали заживо людей. Целыми деревнями. Не расстреливали, потому что патронов было жалко на этот «биомусор».

Артемию Лебедеву неплохо бы обратить внимание на этот период войны, он как раз отвечает на его вопрос. В принципе, если бы Рейх победил Советский Союз, то перформансы с сожжением мирных жителей тоже имели бы место, только не так массово и концентрированно. Сжигали бы не для подрыва инфраструктуры, которая перейдет в руки неприятелю, а ради потехи. У руководства гитлеровской Германии, что военного, что гражданского было весьма своеобразное чувство юмора.

И, в общем, Артемий Татьянович, окажись он тогда на территории, оккупированной гитлеровцами, наверное, все же сгорел бы, и сгорел не на работе. Даже несмотря на каравай и дизайнерский фигурный кокошник со свастиками из стразиков.

Александр Самойлов

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...

Читайте также