Наши
сообщества

Виновна ли РПЦ в "расколе" мирового православия

Просмотров

В Греции, в здании Критской духовной академии проходит нечто, что по инерции еще именуется «Всеправославным Собором». Хотя по формальным признакам уже логичнее называть это «православное совещание».

Планы провести такое глобальное православное мероприятие вынашивались уже давно. Если точнее, то с шестидесятых годов прошлого века. Изначально вопросов на Собор было заявлено около сотни. С годами эти вопросы сгруппировали в 10 блоков. К 2014 осталось шесть глобальных блоков. Все они, по большому счету, не затрагивают вопросов догматики или каноники. Но посвящены проблемам «Церкви и внешнего мира». Отношению к браку, отношению к инославным и иным христианским конфессиям.

Собственно, Собор нужен был чтобы выработать согласованную и унифицированную позицию всех Поместных Церквей по тем или иным социальным и межконфессиональным вопросам. И, в общем-то, до 2015 года процесс шел без особых осложнений. Некоторые волнения вызывал застарелый конфликт Антиохийской и Иерусалимской Церквей, которые не могут решить, под чью каноническую юрисдикцию подпадает Катар. Но и эта проблема могла быть урегулирована на Соборе.

Но тут начались проблемы. Во-первых, радикально настроенные верующие всех поместных Церквей стали опасаться, что Собор станет «раскольническим, экуменическим» и будет предвестником тотальной апостасии и последних времён. Понятным образом, нужно было публиковать документы, предложенные к обсуждению на Соборе. Что и было сделано.

Оказалось, никакого экуменизма и апостасии. Но очень много расплывчатых формулировок, неточностей и прочих определений, которые трактовать можно вольно и не всегда в пользу Православия.

Естественно, что ряд поместных Церквей выступил с комплексом своих поправок к этим документам. Первыми были представители Грузинского Патриархата, затем болгары и сербы, и только потом свои поправки выдала РПЦ. Но Вселенский Патриархат отказался каким-либо образом менять и даже обсуждать изменения в документах.

Процедура Собора, по мнению Фанары (квартала в Стамбуле, где дислоцируется Константинопольская Поместная Церковь, она же Вселенский Патриархат), предусматривает, максимум, выражение особого богословского мнения. Но никаких кардинальных изменений.

В итоге, по выражению протодиакона Андрея Кураева, стал получаться Собор, «который ничего не решает». Естественно, что такое положение дел не устроило многих предстоятелей Поместных Церквей. В итоге на Собор не едут делегации Антиохийской, Болгарской, Грузинской и Русской Церквей. Под большим вопросом участие Сербской Церкви, которая заявила, что может отозвать свою делегацию в любой момент, «если интересы отсутствующих Поместных Церквей не будут соблюдены».

Важно понимать, что соборные документы такого уровня принимаются только единогласным решением всех представителей всех поместных Церквей. Здесь не работают механизмы «парламентского большинства». И если та или иная делегация отсутствует, что считать Собор Всеправославным уже не получается по факту.

Зачем такая конфронтация понадобилась Фанре? Если коротко и упрощенно, Вселенский Патриарх Варфоломей решил показать свою власть. Показать, что он этакий «восточно-христианский Папа». И все будут неукоснительно следовать его директивам. Но в Православии такие схемы не работают.

Понимал ли это Владыка Варфоломей? Думается, что понимал. Но, есть подозрения, что действовал под давлением. Тесные связи Фанары с Британией и США известны давно. И Вселенскому Патриарху, и его кураторам было необходимо, по выражению, Кураева, «сэлфи на фоне остальных Предстоятелей».

Некое видимое доказательство того, кто тут всем управляет и командует. Давление со стороны Анкары тоже никто не отменял. Особенно в свете последних трений с Россией. Хотя влияние Эрдогана здесь, думается, минимально. В эту игру уже много десятков лет играют куда более серьезные и влиятельные фигуры. Но не получилось.

В православном сообществе сейчас Фанара выглядит откровенно неадекватно, отказавшиеся Церкви вполне себе выразили чаяния и опасения своих верующих. РПЦ в данном случае просто констатировала факт - зачем ехать на непонятное мероприятие с непонятным статусом?

Это, однако, не остановило некоторые западные СМИ от статей, убеждающих «в срыве Собора виновата РПЦ». Тогда как, напомним, первыми от участия в данном мероприятии отказались Антиохийцы, Болгары, Сербы и Грузины. Мы же просто указали на очевидное.

Некоторые российские оппозиционные издания уже указывают на то, что отказавшиеся от участия в Соборе сделали выбор в пользу изоляционизма и против европейских ценностей. Это, конечно, интересная точка зрения.

Особенно если знать, кто будет участвовать в данном Соборе. Ну, например, Польская Православная Церковь. Говорят, у них там целых 24 епископа.

Еще румыны, например. Ну и Американская Православная Церковь. Которой, кстати, автокефалию (независимость) дала именно Русская Церковь, а Вселенский Патриархат несколько лет категорически отказывался эту автокефалию признавать. В общем, неким «европейским ценностным универсумом» это назвать крайне сложно.

Да и Собор - это не про «европейские ценности», а совсем про другое.

Что получилось из всего этого в итоге? На Крите пройдет в запланированные сроки некое мероприятие. Да, большая встреча, да представителей большинства Православных Церквей, которые, по парадоксальному стечению обстоятельств, на уровне прихожан, являют собой все вместе православное меньшинство. Наверное, они примут какие-то документы. Которые не будут обязательны для выполнения всеми Поместными Церквями, всем православным миром. Потому что не все Поместные Церкви участвовали в этом Соборе. А без всеобщего участия легитимность этих документов, прямо скажем, не очень высока. И уж точно не дотягивает до уровня «всеправославной».

Будет ли раскол? Конечно же нет. Из-за чего, собственно? Вопросы догматики, как уже было сказано выше, на Соборе не планировалось поднимать изначально. А раскалываться по поводу некоей хоть и глобальной, но просто конференции - ну, это не по-православному как-то. Нужен повод куда серьёзнее.

Поставила ли себя Русская Церковь в условия изоляции? Нет, ни разу. Опять же, ровно потому, что от участия или неучастия в Соборе наличие евхаристического общения с другими Поместными Церквями не прервется. Равно как не изолированы и другие Поместные Церкви, отказавшиеся от участия.

А вот что будут делать участники собора с принятыми документами в тех вольных трактовках и широких формулировках, которые имеются на сегодняшний день - это очень большой вопрос. Мы не подписывали, нам исполнять и формально не нужно. А вот те, кто подпишут - ну, это уже их проблемы и остается на их совести. Либо оставить эти документы «номинальными» и поскорее забыть о своем «участии», либо идти уже в лобовое столкновение с Фанарой. И получать на свою голову вполне себе догматических и канонических проблем. Но это уже совсем другая история.

Александр Чаусов, к.и.н., религиовед

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...

Читайте также

Вирусолог предупредил об угрозе смертельной эпидемии

295

Батька заморозил транзит власти по-московски

205