За кулисами ливийской 'революции'

"Московский комсомолец" пишет:

Мятеж в Восточной Ливии, если верить сообщениям на интернет-сайте ComDonChisciotte и в сети "Вольтер," готовился французскими спецслужбами с октября 2010 г. Сеть "Вольтер" сообщает, что Париж разработал с Лондоном проект свержения правительства Каддафи. Этот план в январе 2011 года был изменен с учетом арабских революций и затем перешел под контроль Вашингтона, у которого были свои собственные цели: перетряска режимов во всем арабском мире.

В октябре прошлого года в Тунис прилетел со всей своей семьей на самолете "Libyan Airlines" Нури Месмари, шеф протокола полковника Муаммара Каддафи. Пребывание Месмари в Тунисе продлилось несколько часов. Неизвестно, с кем он встречался, но в эти и в последующие часы Месмари наводил мосты к тому, что в феврале 2011 года превратится в восстание в Киренаике.

Каддафи получает информацию из Парижа, что Месмари не думает возвращаться на родину и, более того, начал действовать против него. 28 ноября Каддафи подписывает международный ордер на арест Месмари.  А 23 декабря в Париж приезжают на встречу с Месмари ливийцы Фардж Шарран, Фатхи Бухрис и Аль-Ун Мансури. 15 февраля именно они вместе с Аль-Хаджи организуют мятеж в Бенгази против правительства Каддафи.

Месмари становится "ливийским Викиликс": он выдает секреты военного и оборонного характера Ливии и рассказывает о внутриполитической обстановке в стране. Его собеседников особенно интересует "разногласия" в руководстве и "настроения среди племен и кланов". Таким образом, на стол Месмари выложил все свои карты. И делается вывод, что "режим Каддафи слаб" и "его можно легко свергнуть".

22 января глава спецслужб Киренаики генерал Ауд Сааити арестовывает полковника авиации Геани. 24 января его перевозят в тюрьму в Триполи, он обвиняется в подготовке беспорядков в Киренаике. Но уже слишком поздно: Геани и его сторонники свое дело сделали. 15 февраля на востоке Ливии начинается антиправительственный мятеж.

В четверг, 10 марта, Леви и трое ливийцев прибывают в Елисейский дворец. Их ждут с нетерпением. Потому что в этот момент важно всколыхнуть международное сообщество. В Ливии военная ситуация оппозиции ухудшилась. А накануне Обама решил, что необходимо подождать.

Саркози решает поставить на кон все. С его согласия эмиссары Бенгази делают заявление о том, что Париж первым в мире признает НПС как единственного собеседника. Леви добавляет, что Франция готова начать военную операцию против Каддафи даже одна в случае необходимости. Заявление вызывает возмущение, однако делает свое дело, в том числе в США. На следующий день влиятельный сенатор Линдси Грэм говорит, что в ливийском вопросе Америка должна быть такой же "смелой", как и Франция. Затем два бывших кандидата в Белый дом, демократ Джон Кэрри и республиканец Джон Маккейн, требуют, чтобы США начали действовать, пока не стало "слишком поздно". Однако Пентагон сопротивляется. Директор военной разведки открыто утверждает, что Каддафи победит мятежников, дав понять, что делать там больше нечего.

Свои последние надежды Франция связывает с Хиллари Клинтон. 14 марта госсекретарь приезжает в Париж на неофициальное собрание "Большой восьмерки". Во время ужина добиться изменений в ливийском досье не удается. Немец Вестервелле не желает ничего слышать о военных действиях, как, впрочем, и его российский коллега Сергей Лавров. Кажется, что дело ясно: резолюции ООН не будет. Клинтон возвращается в отель. Она соглашается на встречу с ливийским эмиссаром, бывшим послом Каддафи в Индии Махмудом Джибрилом, который перешел в оппозицию. Эта встреча, организаторами которой выступили Леви и эмир Катара, сыграет решающую роль.

Внешне все проходит неважно. Хиллари Клинтон говорит ливийцу, что Америка не готова проголосовать за революцию, так как в администрации существуют слишком большие разногласия. Раздраженный Махмуд Джибрил уходит. "Он думал, что все проиграно", - говорит присутствовавший на начале встрече Бернар-Анри Леви. Тем не менее прекрасно владеющий английским языком ливиец все же добился своего.

Позднее ночью госсекретарь обсуждает ситуацию по видеосвязи с советниками Обамы, в том числе с Сьюзан Райс. Она говорит им, что мятеж находится в еще более безнадежном положении, чем она полагала, и что если ничего не сделать, Каддафи одержит победу, а на Америку будут показывать пальцем, как было после событий в Боснии и Руанде. Она рассказывает им о встрече в Париже с эмиром Катара: как он ей объяснил, страны Персидского залива готовы оказать Западу военное содействие. К тому же за два дня до этого Лига арабских государств дала зеленый свет на интервенцию. По мнению Клинтон, надо действовать. Остается лишь убедить Обаму переступить через возражения Пентагона и ЦРУ. Тем временем она просит Сьюзан Райс подготовить "жесткий" проект резолюции.

На следующее утро, во вторник, все сделано. Сьюзан Райс, представитель США в Совбезе, предлагает своим коллегам в ООН текст резолюции. Причем он идет гораздо дальше, чем предложение Франции, которое на тот момент предусматривает лишь создание зоны закрытой для полетов. Проект Райс разрешает будущей коалиции принять "все необходимые меры" против армии Каддафи, то есть нанести удары по танкам или по бункерам.

Вечером после официального ужина президент США созывает своих советников. Днем люди Каддафи взяли Рас-эль-Ануф. Они угрожают устроить в Бенгази кровавую баню. Обама говорит, что пора действовать. Но как? Роберту Гейтсу нужно нечто большее, чем простое закрытие воздушного пространства, которое, по мнению военных, уже ничем не поможет. Сьюзан Райс отвечает, что ее проект идет дальше. Обама подводит черту: решено. Он обращается к главе генштаба с указанием представить планы. И просит своего представителя в ООН официально внести на рассмотрение "жесткую" версию уже на следующий день и провести голосование, если возможно - в четверг.

После этого обсуждения Райс объявляет хорошую новость своему французскому коллеге Жерару Аро: президент согласен, надо действовать, завтра представим наш вариант резолюции.

Однако есть и другие возражающие. Китайцы не хотят вмешиваться. Они дают знать, что Пекин, как председатель Совета безопасности в этом месяце, воздержится. Русские требуют, чтобы из резолюции исключили наземную интервенцию. Николя Саркози звонит Дмитрию Медведеву и лично заверяет его в том, что во французском варианте это открыто указано.

Франции удается одержать блестящую дипломатическую победу. Сразу же после голосования, когда в Париже была полночь, Николя Саркози сообщает хорошую новость Бернару-Анри Леви.

И в субботу французские самолеты Rafale первыми появляются в ливийском небе...


МАТЕРИАЛЫ НА ТЕМУ:

Факты о Ливии, которые скрывают от нас

Хватит делать дураков из рассейских мужиков

Аль-Каида призвала свергнуть и убить Каддафи

ИНСОР требует, чтобы Россия отказалась от ядерного оружия

Тогда они летят к нам

Какой будет война России и США?

В соцсетях, ЖЖ и на форумах орудуют проамериканские и "оранжевые" промывщики мозгов

Как США планировали победить и 'демократизировать' СССР

Россия обладает 'чудовищным оружием возмездия'


Система Orphus