Приговор, которого не было

Олег Лурье пишет:

Не так давно в сеть было вброшено еще одно обвинение в педофилии очередной известной фигуры. А именно, якобы копия приговора, датированного февралем 1982 года, обвиняющего нынешнего члена Совета Федерации Бориса Шпигеля в сексуальных домогательствах к несовершеннолетним. Причем, сей интересный документ первоначально попал в сеть из весьма мутных и неопределенных источников, а, впоследствии, исчезал, появлялся, опять исчезал и даже видоизменялся самым невероятным образом. А потом «вдруг» почти одновременно был громко озвучен сразу несколькими известными персонажами, зашедшимися в праведном гневе «бей, педофилов!». Причем, персонажи были подобраны весьма разношерстные - от антисемитствующих наци до «врага оппозиции» Кристины Потупчик. И по времени массовая акция пришлась как раз к скандалу с обвинением в педофилии оппозиционера Адагамова. Не иначе как совпадение.

Как и зачем осуществлялся вброс «приговора» в сеть более или менее понятно. Меня больше заинтересовал сам документ, даже на первый взгляд, выглядевший весьма странно. Почему? Смотрите сами.

Итак, читаем и изучаем «приговор». Для начала фамилии участников процесса: председательствующий судья Штепа, прокуро Ерома, а адвока Гвапута. Да еще и при секретар Бригантиновой. Это что - разбойничьи погоняла? Инициалов нигде нет. Имена и отчества, в том числе даже и у судьи (!), отсутствуют. Увы, Ни «гугл» ни «яндекс» не нашел ни судью Штепу, ни прокурора Ерому, ни адвоката Гвапута. Также в сети отсутствует даже маленький намек на какую-либо даму, именуемую Бригантиновой. А фамилия-то явно не Иванов-Петров-Сидоров. Впрочем, как и Штепа с Яромой и Гвапутой.

Моя попытка найти хоть какие-то концы через прокурорских работников и бывших адвокатов успехом не увенчалась. Как выяснилось, никакого прокурора Еромы в Московской прокуратуре не служило ни в советское время, ни в последующее. А дальше пошли совсем чудеса. Ни в одном реестре адвокатов (включая СССР и РСФСР) нет и не было адвоката с фамилией Гвапута. Та же история и с судьей Штепой. Ни в Первомайском народном суде, указанном в «приговоре», ни в Измайловском районном суде (переименован из Первомайского в 1994 году) никакой такой Штепы нет и не было. Магия!

И еще один не менее магический факт: в «приговоре» указано, что с декабря  1981 года и до суда «обвиняемый» Шпигель находился в Москве под стражей. Но, как меня заверили из неофициальных источников в системе ФСИН, с декабря 1981 года по февраль 1982 года, ни в одном из следственных изоляторов столицы заключенный Шпигель Борис Исаакович не содержался.

Однако, далее в «приговоре Шпигелю» выплыли еще более удивительные и загадочные чудеса. Теперь уже чисто юридические.

В первых строчках этого, с позволения сказать, документа сказано «12 февраля 1982 г. Первомайский районный народный суд г. Москвы <...> рассмотрев в открытом судебном заседании дело по обвинению Шпигеля <...> Установил, что он совершал развратные действия в отношении несовершеннолетних». И сразу стоп! Какое «открытое судебное заседание» может быть, когда согласно УПК РСФСР, уголовные дела с участием лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, дела о половых преступлениях, «а также по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц» проходят только в закрытых судебных заседаниях. То есть, не может суд о домогательствах к несовершеннолетним быть открытым.

Читаем «приговор Шпигелю» дальше и удивляемся еще больше.
   
В двухстраничном «приговоре» некоему Борису Шпигелю предъявляются целых восемь эпизодов сексуального домогательства к учащимся СГПТУ № 80 г.Москвы. То есть, восемь (запомните цифру) преступлений по статье 120 УК РСФСР (от 1960 года), предусматривающей до трех лет лишения свободы за каждый эпизод. Согласно статье 315 УПК РСФСР (действующего в то время) судья обязан в резолютивной части приговора указать «вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление», а потом вывести общий размер наказания. Все вроде бы просто и это обязательное правило знает каждый студент юрфака, не говоря уже о человеке, выносящим приговоры.

В «приговоре Шпигелю», а точнее в его резолютивной части (последние абзацы, где назначается наказание) читаем: «Суд приговорил ШПИГЕЛЬ БОРИСА ИСААКОВИЧА признать виновным по ст.120 УК РСФСР и назначить ему меру наказания в виде лишения свободы сроком на три года, с отбыванием срока наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима». И все. Никаких восьми эпизодов, описанных на первой странице приговора и обязательных для перечисления с указанием сроков за каждый, согласно Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР.

Кстати, такое же положение существует и в нынешнем российском законодательстве и любой юрист (адвокат, судья, прокурор) подтвердит обязательность перечисления в резолютивной части приговора всех эпизодов и наказания за каждый.

Теперь кроме мистических Штепы, Еромы, Гвапуты и Бригантиновой  обратим внимание на «народных заседателей Стрельцову, Камзолкину», которые якобы вместе с судьей выносили обвинительный приговор. Откуда они взялись?

Обратите внимание на то, что в «приговоре» Шпигеля обвиняют в преступлении по статье 120 УК РСФСР, предусматривающе до трех лет ишения свободы. А согласно статье 35 УПК РСФСР, судья рассматривает дела о преступлениях, за которые максимальное наказани не превышает пяти ле лишения свободы, единолично. То есть, без всяких там народных заседателей.

Коллегия же в составе судьи и двух народных заседателей рассматривает дела только о преступлениях, за которые максимальное наказание является более строгим, чем пять лет лишения свободы То есть, рассматривать обвинение по статье 120 УК РСФСР, якобы предъявляемой Шпигелю, народные заседатели никоим образом не могли.

И я уже и не говорю о таких «незначительных» нестыковках, как отсутствие обязательного штампа «копия верна», заверяющего подлинность копии приговора.

Вывод однозначен. Этот якобы «приговор» Шпигелю - явная фальшивка, причем сделанная весьма топорно. Сэкономили даже на минимальной юридической консультации, а несуществующих «участников процесса» придумали, дабы никто не смог опровергнуть.

Шпигель иллюстрация 3

Честно говоря, мне совершенно безразличен персонаж по имени Борис Шпигель. И даже, скажу больше, то, как он и его сообщники по Совету Федерации голосовали по целому ряду очередных бредовых законов, вызывает у меня, мягко говоря, неприязнь. Но когда кто-то вбрасывает в блогосферу и начинает активно раскручивать явную фальшивку, здесь уже совершенно другое. Тем более фальшивка-то не простая и сообщает она не о каких-то там загадочных мошенничествах «а-ля Навальный», а в форме приговора обвиняет в сексуальных домогательствах к несовершеннолетним.

Приговор набран на пишущей машинке и многократно отсканирован, и, соответственно, не поддается экспертизе. И отпечатки пальцев, разумеется, тоже отсутствуют. А это значит, что автора этой самоделки невозможно привлечь по статьям УК о клевете и подделке документов.

(процитировано частично)

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...


Система Orphus