Наши
сообщества

Последствия 'игры в рейтинг'

Просмотров

Игорь Задорин, ЦИРКОН:

В рамках поствыборной перепалки на тему так называемого социологического «фиаско» я однозначно и несколько раз высказался против каких-либо извинений социологов, к которым их стали массово призывать журналисты, политологи и пр. За это был обвинен некоторыми коллегами в снобизме.
Почему же сейчас я категорически против каких-либо публичных «признаний» и по-снобистски призываю разобраться во всем сугубо внутри профсообщества, «без сопливых журналистов, лицемерных политтехнологов и лукавых политиков»? За время недельного наблюдения за поствыборным дискурсом, перемежающегося угрюмой профессиональной рефлексией, у меня накопилось несколько тезисов.

Много лет назад Михаил Виноградов на каком-то круглом «семинаре» после очередных выборов сказал фразу, которую я постоянно повторяю и не стесняюсь цитировать: «Раньше говорили - «не так важно, как голосуют, важно, как считают голоса». Так вот сейчас не так важно как считают, важно, как интерпретируют». Действительно, после каждой судьбоносной избирательной кампании, и прошедшая - не исключение, проводится куча разных экспертных посиделок, публикуется море «аналитических анализов», организуется тьма выступлений говорящих голов, целью которых является закрепление «правильной» интерпретации случившегося. В этом смысле избирательная кампания уже давно не заканчивается просто объявлением официальных итогов. Она продолжается до полной победы определенного понимания этих итогов. В стране победившего постмодернизма, в котором дурное легко становится хорошим, доброе - злым, большое всегда можно превратить в малое, а малое - в большое, возможно и победу превратить в поражение, а поражение оформить, как победу. И в это очень интересное время битвы интерпретаций и интерпретаторов очень трудно сохранить видение ситуации своим собственным и в хорошем смысле сторонним. Вот представьте себе, что вы совсем не разбираетесь в футболе (согласен, это непросто, но напрягитесь) и читаете сообщение, что в финальном матче за какой-нибудь Кубок мэра команда А выиграла у команды Б со счетом 2:1. Ну, ясное дело: А - чемпион. А если Вам расскажут, что она еще вытянула команду Б из КПЗ после стычки с «болельщиками», заставила оргкомитет соревнований выдать ей мандат, отправила тренироваться на свой стадион, подобрала на матч честных судей, и даже в общем-то совсем не играла на поле, то ее победа покажется Вам еще более убедительной. Но в постмодернистской политике не так. Судя по тону волны публикаций, захлестнувших все инфопространство в первые два дня, Собянин проиграл, а Навальный - чемпион. Постмодернизм, елы-палы...

Мой ответ на выше поставленные вопросы вполне определенный: в этот раз в дискредитации профессиональных социологов оказались заинтересованы сразу несколько сторон, которые активно воспользовались московским казусом.
Я не буду говорить о такой заинтересованной стороне, как «коллеги», некоторые из которых возможно поддержали критику компаний «большой тройки» из желания немножко попинать конкурентов. Ревность и внутривидовая конкуренция есть всегда и везде, и в нашем случае она будет оценена попозже и непублично.
Но есть еще две другие «социальные группы», которые более серьезно заинтересованы в признании социологами «провала», причем как «своего».
Первую группу условно назовем «политконсультанты от власти». Здесь мотивация простая и конъюнктурная - спихнуть свою вину на кого-нибудь.
Но «политаналитики» от Кремля валят социологов конъюнктурно, а есть группа, заинтересованная в «фиаско» исследователей-профессионалов стратегически. Это политтехнологи и активисты «несистемной оппозиции». Тут мотивация посложнее.
В свое время определенная политическая группа, исчерпав возможности получить какое-то политическое представительство в выборных органах власти, взяла курс на тотальную делегитимизацию выборов в России как таковых (и далее действующей власти вообще). Со стороны власти ей было предоставлено достаточно поводов для обвинений избирательной системы в фальсификациях и пр. нарушениях прав избирателей. Но существенным барьером на пути успешной делегитимизации политического режима являлась электоральная социология, которая в лице трех ведущих поллстерских центров в той или иной мере (порой с оговорками) все время подтверждала народное волеизъявление, официально зафиксированное на выборах (по крайней мере, федеральных).
Таким образом, примерно с середины нулевых ведущие социологические центры также стали плановой мишенью для нападок по политическим основаниям. Сначала вся надежда была на обвинение в ангажированности и продажности.
Однако эти аргументы обламывались о Левада-центр, который в симпатиях к Кремлю заподозрить было трудно, а результаты опросов он выдавал близкие к двум другим. Обвинения в сговоре, прозвучавшие в 2008 году, не получили ни фактического подтверждения, ни какой-либо популярности. Поэтому где-то с 2011 года в ходу появилось обвинение в непрофессионализме, в том, что поллстеры измеряют не то и не так. Обвинение в непрофессионализме признанных лидеров, конечно, сильно подвисало в условиях отсутствия альтернативных «профессионалов». Поиск таковых долгое время был неудачным, и тут подвернулось решение - волонтерская социология! Вся профессиональная социология была объявлена «казенной» и зависимой, а проекты «народной социологии» М.Шнейдера в 2012 году и «партизанской социологии» штаба А.Навального - истинными и независимыми. Причем пропагандистов «новой эры» в российской социологии не смущало, что политическая ангажированность волонтеров была еще более явной.
Использование социологического антуража в сугубо политтехнологическом процессе штаба Навального было настолько явным, что на это обратили внимание многие, а Денис Волков из Левада-центра высказал свое «фи» публично. И тут же получил «отлуп» от одного из оппозиционных политтехнологов, потрясающий по своей откровенности и четкости: «своя социология штабов - необходимый элемент пропаганды, нахожу бессмысленным возмущение той или иной социальной группы по поводу использования её дискурса политтехнологами». Вот так. «Штабная социология» - необходимый элемент пропаганды, а если социологи недовольны, что кто-то использует их язык и форму деятельности для достижения сугубо политических целей (то есть фактически мошенничает от их имени), то «идут они лесом».
Таким образом, в непрекращающихся призывах «извиниться», исходящих в основном от тех, кто явно или косвенно участвовал в пропаганде определенной стороны на выборах, отчетливо прослеживается желание делегитимизировать профессиональную электоральную социологию, и заменить ее на партизанско-волонтерскую. Или хотя бы поставить «партизан» в ряд с профессионалами, сделать их легитимными. И в этом желании нет почти ничего, связанного с развитием собственно социологии. Это в основе своей просто продвижение определенного политтехнологического инструмента и закрепление в сознании определенной аудитории его эффективности. По сути, продажа потерявшей цену политики под видом еще относительно дорогой науки (т.е. мошенничество).
Строго говоря, в том, что реализовано штабом Навального, да и штабами некоторых других кандидатов, нет ничего нового. Грязное использование социологических (или псевдосоциологических) данных в целях манипулирования общественным мнением проводится и будет проводиться всегда, до тех пор, пока остается хоть какое-то доверие данным социологов (это просто некорректная эксплуатация политтехнологами оставшегося символического капитала науки).

Категорически не хочу соглашаться с признанием штабной волонтерской социологии ровней независимым профессиональным компаниям. И меня очень расстраивает буквально навязывание рядом коллег такого признания. Когда я посмотрел на сетевые профили четырех таких коллег, позитивно относящихся к «навальной социологии» и поддерживающих их в «споре» с профессионалами, оказалось, что все(!) четверо не скрывают (по крайней мере, в сетевых публикациях) своих симпатий к «болотной» оппозиции. Я готов с уважением отнестись к разным политическим пристрастиям коллег, строго говоря, меня не очень волнует их политическая позиция и то, на какие демонстрации они ходят. Но только надо понимать, что в таком случае поддержка партизанских «социологов Навального» выглядит однозначно как соучастие в политтехнологической деятельности в соответствии со своими политическими интересами, причем под видом социологии, что совсем некорректно. И не надо после этого задаваться риторическим вопросом «социологи Навального» - кто они?
Конечно, я могу понять желание многих коллег-исследователей громко заявить свою гражданскую позицию и даже реализовать ее, поддерживая ту или иную политическую силу. Но в этом случае, на мой взгляд, надо, что называется, «уходить в отпуск». Надо хорошо понимать, что совмещение в одном лице исследовательской позиции и позиции политической снижает доверие к исследовательской продукции не только самого «совместителя», но и других членов профессионального сообщества, потому что делает такое совмещение привычным и естественным в глазах внешних стейкхолдеров.

(процитировано со значительными исключениями)

От редакции: Весьма и весьма интересное (на "многобукв") мнение профессионального социолога о причинах и последствиях "фиаско ФОМ, ВЦИОМ, Левада и КОМКОН". Особенно интересно заявление о том, что ряд социологов (искренне или умышленно) хочет "поставить "партизан" в ряд с профессионалами, сделать их легитимными" и пояснение, что "в этом желании нет почти ничего, связанного с развитием собственно социологии". Равно как и претензии политтехнологам (а стоило бы еще добавить журналистов) в делегитимизации социологии путем прокачивания трактовок типа "сползает ко второму туру", "стремительно падает/растет".

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...