Widgets Magazine

Россия показывает миру: Безоружных русских нельзя убивать даже на войне

На страницах весьма и весьма оппозиционного и финансируемого на западные средства Московского центра Карнеги, бывший главный юрист ЮКОС и приглашённый профессор университета Вестминистера опубликовал подробный юридический разбор "права на защиту россиян вне территории РФ". 

"В деле Савченко Россия следует принципу «не быть слабее Америки» и копирует американское правоприменение. Независимо от конкретных обстоятельств дела, это попытка создать прецедент, согласно которому российских гражданских лиц нельзя убивать, даже если страна, где они убиты, находится с Россией в конфликте",- таким образом принципал частной практики Gololobov & Co оценивает российское законодательство и его "боевое" правоприменение.

"Итак, начнем с факта про якобы похищение Савченко «уполномоченными органами Российской Федерации» с территории Украины. Предположим, что это правда",- рассуждает юрист.

"Берем разбирающееся в настоящее время в американских судах дело российского, по утверждению следствия, хакера Селезнева и читаем, что он был похищен (тут вряд ли уместно другое слово) сотрудниками секретной службы США ...  и сейчас над ним там вовсю идет суд. В ответ на возражения о похищении, необходимости процедуры экстрадиции и соблюдения международных законов суд США сказал: «А мне все равно - подсудимый доставлен в мою юрисдикцию, у меня есть основания полагать, что его действия имели негативный эффект в США - вот и сужу»",- констатирует бывший руководитель юрслужбы ЮКОС.

"Это и есть принцип male captus bene detentus, «неправильно пойман, но за дело». Кстати, медицинских оснований не судить Селезнева гораздо больше, чем Савченко, - есть не оспариваемые никем данные, что он получил тяжелейшую травму как жертва теракта",- добавляет он.

Отвлекаясь от личности Савченко, Гололобов обращает внимание, что "мы пытаемся разобраться в деле с точки зрения equity and fairness".

"Берем надоевшее дело Виктора Бута. Американский суд основывал свой приговор на допущении, что, возможно, Виктор Бут продавал якобы террористам оружие, из которого якобы убили или могли убить американских военнослужащих. И никто не озаботился тем, что поставленные Бутом пулеметы могли совершенно успешно сгнить где-нибудь на складе. Мог нанести вред американским военнослужащим. Подобная же логика применяется и в деле вероятного хакера Селезнева и летчика-"наркоторговца" Ярошенко, которые отродясь не были в США, не «ломали» там банки и не торговали там "наркотиками",- поясняет он.

"Все три российских прецедента говорят приблизительно об одном: нельзя совершать какие-либо действия, от которых может быть плохо гражданам США, пусть даже эти действия совершаются где-то в Антарктиде. Тут надо заметить, что и российский Уголовный кодекс предоставляет в принципе российским властям такую возможность. Просто никто не привык, что Россия так себя ведет",- заключает юрист.

"В 2002 году президент Джордж Буш подписал закон о защите американских военнослужащих, American Service-Members' Protection Act, принятие которого преследует цель запугать страны, ратифицирующие тот самый Римский статут, который и положил начало Международному уголовному суду. Закон разрешает применять военную силу для освобождения любого американца или гражданина союзной США страны, который окажется в руках Международного уголовного суда в Гааге или тех, кто собирается его туда передавать",- добавляет он.

Таким образом, США официально заявили миру, что собираются и точно будут "отбивать силой" своего военнослужащего, "захваченного по подозрению в военных преступлениях, от Международного уголовного суда в столь любимой всеми Гааге"!

"Речь идет о попытке зафиксировать принцип, согласно которому безоружные российские граждане не могут быть наказаны и тем более убиты даже в ситуации, когда у страны, где они оказались, враждебные отношения с Россией или даже прямой конфликт",- считает известный в мире юрист.

При этом Дмитрий Гололобов обращает внимание, что стереотип о "продажных" российских судах устарел - именно таковыми они были в 90-ые и начале нулевых.

"С точки зрения общественного мнения нынешний суд менее объективен, чем в более свободные 90-е. Однако на практике российский судам приблизительно до 2005 года верить было никак невозможно - в олигархический период развития российской государственности «решальщики» раскрывали ногой двери в кабинеты судей",- пишет он.

Читайте также

Система Orphus