Три года как наш: честные итоги воссоединения Крыма с Россией

Три года прошло с проведения, вошедшего в новейшую российскую историю референдума о статусе Крыма. В марте 2014 года жители полуострова решали, быть ли им автономией, оставаться в составе Украины или возвращаться в Россию. Тогда, 16 марта, 97% населения Республики Крым решило, что они возвращаются домой, и становятся частью теперь уже нашей общей большой страны.

Кстати, цифра в 97% спустя три года повторяется. По данным последнего опроса ВЦИОМ, теперь уже 97% россиян воспринимают Крым, как неотъемлемую часть Российской Федерации, только 2% опрошенных не признают полуостров в качестве российского региона и 1% респондентов не определились с ответом.

При этом, 78% россиян уверено, что воссоединение Крыма с Россией принесло нашей стране только пользу, 89% считают, что Крыму в составе РФ значительно лучше, чем было раньше.

Руководитель департамента исследований ВЦИОМа Степан Львов, комментируя результаты этого исследования, подчеркнул, «Осознание того, что Крым стал неотъемлемой частью России, больше не базируется на эмоциональном порыве. У граждан уже сформировались устойчивые, рациональные аргументы для ответа на вопрос, почему Крым - это Россия».

В общем-то, это рациональное осознание подкреплено хронологией событий, которые произошли сразу после присоединения Крыма к России. Естественно, что Украина не признала итоги референдума, как и большинство стран Запада.

Только теперь, спустя три года, есть какие-то подвижки в официальном мнении по статусу полуострова у США и европейских государств. Хотя понимание того, что никуда теперь Крым от России не уйдёт, думается, и в международном сообществе наступило уже довольно давно.

Что же касается Украины, то официальный Киев и «патриотические украинские активисты» сделали все, чтобы полуостров сал не просто российским, а «одним из самых российских регионов» нашей страны.

По отношению к полуострову была осуществлена продуктовая и водная блокада, имел место подрыв ЛЭП с обесточиванием территории Крыма, была и блокада транспортная. «Благодаря» этим мерам, теперь Крым максимально плотно связан с Россией на уровне инфраструктуры. Энергоснабжение идет с материковой части РФ, транспорт - тоже, продовольствие и все необходимое - естественно тем же образом. Стоится Керченский мост. Стоит сказать, что некоторые «активисты» пытались помешать и этому строительству.

Фактически, Украина, которая официально «желает вернуть Крым назад», развернула против населения полуострова политику террора. И вполне понятно, что если раньше у крымчан, может и оставались, какие-то сомнения о собственном статусе и принадлежности, то теперь никаких сомнений у них нет в принципе.

Понятно, что вся история с референдумом на Украине преподносится, как «принуждение» и «голосование под дулами автоматов».

Но многочисленные открытые и независимые социологические исследование в корне опровергают эту точку зрения. Так, например, летом прошлого года содружество «Открытое мнение» провело публичный телефонный опрос 1100 жителей полуострова. И оказалось, что «вопреки мнению некоторых экспертов о "запуганности" крымчан, они совсем не боятся человека с анкетой.

Более того, эта отзывчивость практически не зависит от того, где находится сам интервьюер, обращающийся к респонденту. Выборка была специально разделена на 4 независимых колл-центра из Архангельска, Казани, Чебоксар, Минска и бригаду интервьюеров из Крыма для изучения «чувствительности» респондента к субъекту исследования».

Один из основателей и идеологов «Открытого мнения», Игорь Задорин особо отметил, что, несмотря на остроту вопросов, «86% участвующих в опросе отметили, что для них среди заданных вопросов не было таких, на которые им «было неудобно, не хотелось отвечать».

Но самое интересное, что зашоренность и нежелание говорить с людьми открыто продемонстрировали в истории с этим опросом международные социологические структуры.

По словам участников «Открытого мнения», "Дело в том, что сама идея открытого и независимого исследования общественных настроений крымчан неожиданно для многих расколола само социологическое сообщество. Некоторые коллеги резко выступили против такого исследования, поскольку оно де «будет «легитимировать политику нынешней российской власти». Приглашенные к участию в проекте зарубежные партнеры по этой причине постарались тихо отказаться от участия в проекте, хотя подтверждали нам безусловный интерес к его результатам». Кымчанам же, которые «голосовали под дулом автоматов» скрывать было решительно нечего. И понятно, что большинство из них однозначно приветствовали воссоединение полуострова с Россией.

Вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский, говоря о спокойном отношении граждан РФ к наличию в составе страны новых регионов, подчеркнул, «Негативных тенденций в общественном мнении не отмечается. Крым и Севастополь стали «привычными» регионами России и воспринимаются так почти всеми. Граждане не ассоциируют их с какими-то проблемами или угрозами».

Однако, все это время «беспокойное отношение» демонстрировал не Крым, не Россия в целом, а Украина. Там, с самого момента референдума пошла информационная волна на тему «голода, холода и мрака на полуострове». Украинские СМИ и некие «анонимные пользователи социальных сетей» абсолютно серьезно писали о пустых прилавках, о тотальном отсутствии денег и нищете и по всей нашей стране, и на полуострове.

Однако, и этот образ «голодающего Крыма» очень быстро был сломан, когда некоторые украинцы все же приехали на полуостров, посмотреть на жизнь крымчан своими глазами.

В январе этого года в программе «Субъективные итоги дня» Дмитрия Гордона произошел скандал, когда в эфир позвонил некий харьковчанин, и заявил: «Меня удивляет, почему "агрессор" (Украина "агрессором" считает РФ) в Крыму заботится о наших украинцах намного больше? У них пенсия выше моей в четыре раза, медицина бесплатная, газ намного дешевле и прочее. Непонятно, кто именно агрессор. Мы сами для себя создали агрессора здесь, внутри, а снаружи "агрессор", получается, так заботится о наших гражданах, что даже удивительно.

Живущие на территории Крыма украинцы не хотят уезжать из России, в том числе и крымские татары. У меня брат крымский татарин, и я пытался, чтобы он поменял квартиру, но мне показали пальцем у виска: никто оттуда на Украину не хочет». Заявлений, подобных этому со стороны обычных украинцев, даже пламенных патриотов «незалежной» с каждым годом все больше. И никакая украинская пропаганда уже не может повлиять на эту точку зрения. Статус Крыма, как обычного и стабильного региона РФ, который при этом, стал еще и всероссийским курортом, очевиден уже практически для всех.

Кстати, о туризме, который за три года с момента воссоединения полуострова с Россией, тоже стал отдельным политическим сюжетом, стоит сказать отдельно. С 2014 года украинские блоги и СМИ демонстрировали «пустые пляжи Крыма».

Но, как заявила по итогам нынешнего опроса ВЦИОМ исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе, «среди российских морских курортов он занимает второе место. Если же судить по количеству туристов вообще, то Крым на четвертом месте - первые три у Краснодарского края, Санкт-Петербурга и Москвы».

В общем-то, Крым вошел в состав РФ не только социально, психологически и экономически, но и на уровне «протестной политики». Даже наши яростные несистемные «правозащитники» по поводу «нарушения прав и свобод в Крыму», планируют обращаться не в Киев, а в Москву.

Понятно, что доклад «экспертов» из Сахаровского центра рассказывает об «ужасах и тоталитаризме, царящих на полуострове», это как раз не удивительно. Показателен здесь адресат. Даже эти «российские непримиримые борцы» за права Украины на Крым, уже признали по факту обращения именно к российским властям, чей же теперь полуостров. Не на уровне сов и заявлений, а на уровне поступков, обращений, глубинного понимания.

По итогам трёхлетнего пребывания Крыма в составе РФ становится понятно, что эйфория ушла. Оно и неудивительно, вся страна вместе с полуостровом преодолевала в эти годы внешнее давление, санкции, волну пропагандистской лжи, а то и просто теракты в отношении Крыма и его инфраструктуры.

Но мы справились, справились все вместе, как единая страна и единое государство.

Это единство, которое скованно на основе общего преодоления трудностей, может быть теперь и не так демонстративно, не столь экзальтированно, но более трезво и вдумчиво.

И это ровное ощущение единства и нерушимости страны, наверное, в чем-то значит куда больше, чем все социальные и экономические показатели вместе с заявлениями экспертов. Потому, что такое ощущение единства не сломить никакими социальными и политическими пертурбациями, никакими санкциями и пропагандой.

Крым - с нами, и это теперь навсегда.


Система Orphus