Наши
сообщества

Не словом, а делом: Как Россия решила проблему заповедника в Антарктиде

Просмотров

В столице австралийского штата Тасмания, городе Хобарт, состоялась встреча, в ходе которой было принято решение о создании заповедника в море Росса. Участниками встречи стали делегаты 24 стран, а также представители Евросоюза.

Министр иностранных дел Новой Зелании Мюррей Маккали сообщил, что заповедная зона будет создана в море Росса, ее площадь превысит 1,57 миллиона квадратных километров. Соглашение о заповедной зоне вступит в силу 1 декабря 2017 года. Промысел по добыче рыбы там запретят на 35 лет кроме специальных зон, где лов криля и рыбы клыкача будет разрешен исключительно в научных целях.

Создание заповедной зоны в этой части Антарктики имеет довольно длинную и трудную предысторию. Изначально проект был инициирован со стороны США и Новой Зеландии, однако поскольку сама Антарктида, как континент, имеет совершенно особый статус, для его реализации было необходимо заручиться согласием всех заинтересованных стран. При этом далеко не все были согласны с проектом. В частности, на первом этапе против высказались Китай, Украина и Россия.

Наша страна все это время высказывала серьезные сомнения в предложениях американской стороны, при этом в адрес России неоднократно звучали обвинения в том, что причина ее несогласия с проектом — желание продолжать промышленный лов рыбы в регионе. Обвинения совершенно беспочвенные, поскольку море Росса не является стратегически значимым рыболовным регионом, мы вылавливаем там мало — и все это идет на экспорт в Северную Америку, где промышленный лов в антарктической зоне действительно поставлен на поток.

Нежелание России поддерживать проект по созданию охраняемой зоны в море Росса было вызвано совсем иными причинами, которые неоднократно проговаривались публично различными представителями российской стороны. Так, еще в 2012 году представитель Росрыболовства Александр Савельев заявлял, что проект не имеет достаточного научного обоснования: "Там не проведены научные исследования, подтверждающие необходимость выделения участка именно в этом районе. Хотя проект предложили США и Новая Зеландия, но в результате голосования на заседании АНТКОМ они оказались в меньшинстве. Большинству участников так и осталось неясно, почему охраняемая территория должна появиться именно в море Росса".

Также руководитель программы по сохранению биоразнообразия WWF Владимир Кревер тогда выражал опасения, что создание "особой зоны" приведет к потерю контроля над происходящим в этом районе: "Присутствие в нем судов других стран обеспечивает хоть какой-то надзор. Ведь далеко не все страны мира присоединились к соглашению по Антарктике, и те, кто этого не сделал, могут использовать охраняемую территорию в своих целях, например для бесконтрольного рыболовства".

Речь шла также о ряде серьезных юридических проблем с проектом в имеющемся виде, поскольку статус "особо охраняемого района", который собирались присвоить морю Росса, не имеет четкого определения — и все понимают под этим свое.

Российская сторона ставила вопрос о том, чтобы разработать пакет международных документов, утверждающих конкретные и понятные юридические определения природоохранного статуса — и тогда уже реализовывать проект.

Кроме того, есть основания полагать, что страны, экономически заинтересованные в данном регионе значительно больше России, пытаются с помощью "экологической" темы и под ее прикрытием уменьшить влияние России в Антарктике.

А влияние это весьма велико: начиная с открытия "ледяного континента" Россия уделяет ему самое пристальное внимание. Мы ведем в Антарктиде масштабные научные исследования, именно русские оказали самое большое влияние на создание в Антарктиде демилитаризованной зоны и приобретение ею "особого" международного статуса.

Так что обвинять нас в том, что нас не волнует сохранение как самого континента, так и его биологического разнообразия, довольно странно, поскольку противоречит реальности полностью.

Собственно, нынешнее согласие российской стороны на создание заповедника — окончательно подтвердило беспочвенность этих обвинений. Хотя пока не известно точно, какие именно договоренности на встрече в Австралии поспособствоывали тому, что дело сдвинулось с мертвой точки, New York Times отмечает ведущую роль в этом Сергея Иванова, недавно назначенного специальным представителем президента Российской Федерации по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта.

"Прогресс в утверждении охранной зоны в Антарктике может быть связан с активизацией природоохранной деятельности России в Арктике и Байкале. Расширение исторического национального парка показал приверженность России сохранению окружающей среды Арктики, а также послало мощный сигнал другим арктических стран", — поделился своим мнением с NYT морской эколог из National Geographic Энрик Сала.

Ранее Сергей Иванов уже выказывал высокую заинтересованность в проблемах и задачах развития Антарктики — и можно предположить, что с его приходом на нынешнюю должность работа в этом направлении значительно активизировалась. Что и привело к достижению устраивающих все стороны договоренностей по созданию заповедной зоны в море Росса.

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...

Читайте также

"Денег нет!": Медведев закрыл программу роста пенсий

9411

Глава Генштаба ВСУ рассказал о захвате Керченского пролива

4919
.