Наши
сообщества

Почему Навальный похож на Хайло?

Просмотров

Представитель Следственного комитета России Владимир Маркин в коротком интервью газете «Известия» дал некоторые пояснения, связанные с громким делом оппозиционера и знаменитого борца с коррупцией Алексея Навального. В частности, Маркин пояснил, почему этим делом занимается именно СК (это связано с адвокатским статусом Навального), коснулся в двух словах позиции обвинения, но в целом ничего особо нового не сказал. Тот, кто следил за делом Навального внимательно, знал обо всем и раньше.

Основная проблема подобных интервью заключается в том, что большому числу людей, составляющих «протестующий класс», ни один представитель власти, к какой бы ветви этой власти он не принадлежал, не сможет никогда ничего не объяснить, не доказать. «Они врут». Это святое убеждение ряда оппозиционеров не нуждается в доказательствах. Уже давно известный деятель российского интернета Михаил Вербицкий прямо сформулировал доктрину презумпции виновности властей. То есть, необходимо сразу считать любое действие власти преступным и беззаконным до тех пор, пока это не будет опровергнуто. Но даже и здесь у власти перед оппозиционерами нет шансов себя обелить. Ладно, пусть презумпция виновности. Но где можно опровергнуть обвинения? Российские суды по определению «куплены», в них царит телефонное право, а импортным судам в большинстве случаев до действий российской власти и дела нет. А когда есть - не хватает полномочий. Чужая юрисдикция. Впрочем, даже в тех редких случаях, когда российское государство выигрывает дела в международных инстанциях, оппозицию такие вещи не смущают. «Выходит, и туда добралась коррупция; конечно, на деньги Газпрома можно всех купить».

Ну, теория заговора, как известно, в принципе не опровергаема. И когда мы имеем дело с чистыми конспирологическими построениями, остается только руками развести: чего уж тут поделаешь? Если даже в самых очевидных случаях (когда ресторатор Кабанов убил свою жену), находятся люди, которым все равно кажется, будто человека подставили и оговорили.

Куда хуже, когда под то или иное дело подводится якобы материальная база. Тысячи людей, ни ухом ни рылом не смыслящих в юриспруденции и смежных областях, с удовольствием пересказывают друг другу байки, сплетни, домыслы, растаскивают по всей сети информационный мусор. Тут в дело включаются, конечно, и специалисты. Они-то могут понять, что к чему. Однако выступают не в суде, где идет состязательный процесс, а перед безграмотной публикой. Специалисты вытаскивают из документов «удобные» моменты, талантливо забывая о «неудобных». Резюме специалистов обычно таково: «да где же такое видано, это же полный беспредел; уже ничего не стесняются, гады». Само собой, цитаты из текстов специалистов получают наибольшее распространение. Вы ж подумайте, это ж не какой-нибудь Вася Пупкин сказал, а старший помощник младшего адвоката, который целых три дня работал когда-то в нижневолдырском суде, эту кухню знает, и с делом ознакомился самым подробным образом. Я утрирую, конечно. Обычно специалисты, которых используют в подобных случаях, обладают вполне весомыми регалиями. Да только вот других специалистов - с противоположной стороны - в сети нет. Потому что они обыно связаны обязательствами и берегут свои аргументы для предстоящего процесса. Этот процесс может быть потом публичным и открытым. Да только поздно. Оппозиционное общественное мнение уже давным-давно сформировано. Оно и без того-то было сформировано заранее, но к моменту процесса у него уже есть «бронебойные аргументы», которыми общественность размахивает, словно дубиной.

К несчастью, люди эпохи интернета всегда реагируют в первую очередь на жесты, на удачные фразы, на афоризмы, на «ха-ха», но никогда не читают документов, даже если они выложены в открытом доступе. Документы написаны скучным суконным языком, сквозь них надо продираться часами, разбираясь в обстоятельствах, сверяя даты, обращаясь к процессуальным кодексам. Это настоящая работа. Кто же ей будет заниматься в сети? У всех есть своя собственная. А в сети только развлекаются. Собственно, сам протест - это часть такого развлечения.

Понимая это, Юрий Сапрыкин опубликовал в «Ленте. Ру» печальную, почти трагическую колонку, в которой предположил, как будут развиваться события после возможного ареста Навального. Хотя сама фамилия «Навальный» ни разу в тексте не упомянута, для читателей в теме все прозрачно. «По фейсбуку расходится отчаянный статус - «если и сейчас мы не выйдем на улицы, грош нам цена», на следующий день город перегорожен полицией и бронетехникой - «в связи с парадом и праздничными мероприятиями», на бульварах за несанкционированную прогулку задерживают несколько сотрудников русской службы «Радио Свобода». Через месяц суд высшей инстанции уменьшает срок наказания на год, оставляя обвинительный приговор в силе», - пишет Сапрыкин, играя в Вангу. А дело, по мнению Сапрыкина, закончится так: «Журнал GQ печатает фотоисторию о том, как живут после приговора жена и дети. «Новая газета», «Эсквайр», «Большой город» и далее по списку печатают интервью, переданные адвокатами из колонии; редакторы жалуются, что с каждым месяцем интервью собирают все меньше лайков. Вопрос о процессе задают Путину на каждой зарубежной пресс-конференции, он отвечает, не называя фамилии осужденного - «Я не могу в это вмешиваться, это решение суда», сидящие рядом Обама или Меркель неловко улыбаются».

Сапрыкин прав. Человек перепоста только на перепост и способен. Но вот тут в чем дело. И Сапрыкин сам «из этих». У него же тоже нет сомнений, что дело против Навального сфабриковано.

Алексей Навальный перед процессом у себя в блоге выложил ряд документов по Кировлесу - смотрите, знакомьтесь, я ни в чем не виноват. Это и есть всего лишь удачный жест. Кто полезет знакомиться? Единицы. Зато скажут: какой молодец, ему нечего скрывать, обвинение лжет. Комментаторы в сети открыто признаются, что документов не смотрели. Кто-то робко замечает, что выложены-то официальные документы, и если бы по официальным документам так легко было бы установить факт махинаций, то следователи целый день пили бы шампанское вместо работы. Никого такие замечания не смущают. Найдутся специалисты, все объяснят. Дело сфабриковано, чего еще?

Напрасно Владимир Маркин объясняет, что дело Навального - обычная текучка. Таких дел с такими схемами десятки. Маркин признает ведь, что руки до Навального могли не дойти еще очень долго, потому что следователи перегружены работой. А к фигуре, которая на виду вся в белом, интерес особый. Но все это пропустят мимо ушей. Как же может видный борец с режимом оказаться банальным ловчилой?

Тут уместно вспомнить историю, которую известная диссидентка и прекрасная поэтесса Ирина Ратушинская рассказала в интервью Олегу Кашину: «Знаете, была дивная история - был такой баптист по фамилии Хайло в советские времена. У него было 10 или 11 детей, сам он сидел. Мой друг в Америке Миша Маргулис, сам баптист, за друга-баптиста вступился: в самом деле, человек сидит за то, что он баптист. Началась кампания в защиту.

И, о чудо - Хайло отпускают. И Хайло летит в Америку с семьей. Американские баптисты радуются, хороводы водят, купили ему домик еще до его приезда - чтоб ему было где жить. Приехал. По-английски он не знает, Миша идет с ним на телевидение синхронным переводчиком - потому что узнику совести дали на американском телевидении час прямого эфира. И первый вопрос:

- С чего же начались ваши преследования за веру? Хайло отвечает, а Миша переводит: - Мои преследования за веру начались с того, что я украл два мешка цементу. И посадили его за воровство. Оставшийся час он объяснял, что коммунисты по пять мешков воровали, а их не сажали, но уже ни на кого это не произвело впечатления. Потому что - если у тебя убеждения, не воруй цемент. Страдай только за убеждения».

Добавить нечего.

Ольга Туханина

Иуда для Навального

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...

.