Наши
сообщества

'Солидарность' считает согласованные митинги неприемлемыми

Просмотров

Продолжают проясняться подробности относительно «программных» споров в среде «несогласных». Судя по информации, опубликованной Егором Лазаревым, вопрос о борьбе за разного рода "конституционные права" к реальным целям несистемной оппозиции имеют не большее отношение, чем бумажка к тому, что в нее завернуто.

Как сообщил Лазарев, на прошедшем в минувший четверг собрании-дебатах в офисе «Солидарности» обсуждался вопрос о "Стратегии-31" и поведении властей в части согласования митингов. То есть фактически - о целях, которые ставятся в рамках так называемой "стратегии-31".

Вполне логично, что в дискуссии столкнулись две точки зрения - «лимновская» и «алексеевская». Точка зрения Лимонова состоит в том, что повод для столкновений с властями не важен - важны сами столкновения (дебоши), а "отнятые демократические свободы" являются лишь поводом для конфронтации и её эскалации (это прямо высказано в статье "Митинг? Только несогласованный!"). Точка зрения Людмилы Алексеевой - требовать то, что на самом деле жаждешь и в случае компромисса или согласия властей исключить дебоши, беспорядки и драки с милицией.

Вот только на описанном диспуте в "Солидарности" выяснилась практически сенсационная подробность -  многие медиаперсоны движения и "смежных" организации полностью разделяют взгляды и методы НБП.

Вот как это описал Лазарев:

«Как вопиющий пример можно вспомнить речь Анны Каретниковой, которая буквально заявила, что митинги, "в идеале НЕ(!!!!) должны согласовывать, чтобы мы могли выйти на площадь и выступать там в защиту собраний". (...) Это прямая цитата. То есть этим людям для ощущения счастья нужно, чтобы митинги в нашей стране НЕ согласовывали. (...) Далее выступила Анастасия Рыбаченко, которая почему-то заявила, что до раскола (между Лимоновым и Алексеевой по поводу целей деятельности - ред.) митинги всё время росли в численности, а после (якобы из-за Алексеевой), перестали расти. Рыбаченко зачем-то сказала неправду, так как ещё до раскола эти митинги резко теряли в численности на протяжении всего лета, а во время самого раскола, на чисто Алексеевском митинге собрались РЕКОРДНЫЕ 2800чел. Кстати, митинги, которые идут уже после раскола, прекрасно стали показывать, чья там роль больше (Лимонова или Алексеевой), так как на митинги Алексеевой неизменно приходит ГОРАЗДО больше людей, чем на митинги Лимонова. (...)
Очень хорошо помню как ещё одну неправду сказал Хатов, заявив, что Алексеева променяла согласование на отказ от сотрудничества с Лимоновым. Ещё раз напоминаю: Они ВСЕ получили согласование 31-го октября, а потом Лимонов сделал то, что сделал.
Дальше абсурд стала нести какая-то женщина из "
Другой России" (новая вывеска для запрещенной НБП - ред.), которая на протяжении двух регламентом читала по бумажке свои "душещипательные" мысли о том, что Алексеева отняла у неё свободу собраний.
Дальше зазвучал поток мысли от
Аксёнова, который заявил, что нужно "пойти дальше" и устраивать шествие на Кремль, и что их горе-фюрер Лимонов завещал "всегда идти дальше". (...) А ещё "кровавый режим" никогда не разрешит шествие по ТТК ! Можно тогда ещё дальше пойти, ведь сколько ещё мест, где у нас нет свободы собраний! В защиту 31-й статьи Конституции, можно шастать по МКАДУ,  по Ж/Д путям, и по взлётно-посадочным полосам московских авиаузлов. А ещё свобода собраний явно не соблюдается в тоннелях Московского метро! Непорядок, однако!»

Автор отметил:

«Я то всегда раньше считал, что мы, оппозиция, честно выходим на несогласованные митинги, только если власть безосновательно запрещает оппозиционные митинги, а оказывается, что у многих активистов имеется иной взгляд на эти вещи. (...) Когда я слушал этот вопиющий маразм (...) Я выкрикнул "ой, давайте заниматься провокациями - это типа весело!", за что Янкаускас сделал мне очередное внушение.»

Но единственным "признанием" дискуссия не закончилась. В её ходе выяснилось (из речи члена политсовета "Солидарности" и правозащитника Льва Пономарева), что инициаторами некоторых "притеснений" несистемной оппозиции являются не власти, а ... сами правозащитники. Так было и с запретом ДПНИ - выяснилось, что его деятельность была приостановлена после заявления правозащитников в прокуратуру. При этом блогосфера и оппозиционные СМИ традиционно говорили о "полицейщине" и "закручивании гаек" - под молчаливое одобрение самих инициаторов запрета.

Напоследок отметим - прозвучавшие на прошедшей неделе признания лидеров несистемной оппозиции были не первыми в серии саморазоблачений. Как можно вспомнить, в феврале 2011 года лидеры оппозиции выступили со взаимными обвинениями в получении и "недобросовестной трате" иностранных грантов «на борьбу с режимом» - от чего они раньше категорически отказывались (заявляя, что такого даже теоретически не может быть, и все это "пропаганда кровавого режима")

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...