Наши
сообщества

Россия запретит киберунижение по-европейски

Просмотров

В Государственную думу 29 мая был внесён «закон о достоверной информации» - он еще не прошел первое чтение, но общественная дискуссия о новом проекте уже идёт вовсю.

Если коротко, то закон устанавливает право граждан обратиться в суд с целью удаления из поисковых систем ссылок на устаревшую, незаконную или недостоверную информацию. То есть, дополнение к «закону о персональных данных». И его оптимизация. Т1еперь речь идёт не столько о блокировании контента в сети, сколько об ограничении к нему доступа, путем не-индексирования в поисковых системах.

Тут же у новой инициативы депутатов нашлись противники, как раз из числа компаний-поисковиков. Категорически против высказались представители «Яндекс» и «Рамблер». По мнению представителей этих структур, такой закон существенно усложнит им работу и нарушает, по их мнению, право на свободу доступа и распространения информации.

Вопрос, надо сказать, и правда дискуссионный. И не только в России, но и в Европе и США. Первым прецедентом реализации «права на забвение» была Италия, где был принят закон о персональных данных, включающий в себя и пункты об удалении биографических сведений гражданина, если эти данные не являются более актуальными, но способными нанести вред репутации, чести и достоинству человека. В 2010 году Хартия о праве на забвение была принята уже во Франции. Хартия представляет собой свод норм и правил поведения для государства и корпораций в сфере защиты персональных данных в Сети.

Были и судебные прецеденты. Самый известный, касающийся вопроса ограничения доступа к данным - дело Марио Костеха Гонсалеса. В мае 2014 года Европейский суд рассматривал дело испанского гражданина Марио Гонсалеса против корпорации Google.

В 2010 году Гонсалес обратился в Национальное агентство по защите данных с требованием удалить электронную версию статьи 1998 года в архиве газеты La Vanguardia о продаже его дома на аукционе в счет уплаты долга, который был впоследствии им погашен, а также ссылки на эту статью. Появление компрометирующей его информации, более неуместной, по словам Гонсалеса, нарушало его право на личную жизнь, так как данное судебное разбирательство уже давно разрешилось. Его первоначальная жалоба об удалении статьи на сайте газеты была отклонена на основании законности публикации и точности содержащихся в ней сведений, однако жалоба по отношению к Google Spain была поддержана.

Власти Испании обязали корпорацию удалить ссылки, содержащие имя Гонсалеса, сделав данную информацию недоступной для поиска со стороны третьих лиц. Google подал встречный иск в Верховный суд Испании, который передал неоднозначное дело в вышестоящую инстанцию - Европейский суд. Его решение, вынесенное 13 мая 2014 года на основе Директивы 95/46ЕС, а также главы 8 Хартии Европейского союза по правам человека, обязало Google удалить все ссылки, содержащие имя Гонсалеса, на испанском поддомене Google.es.

В США законодательные инициативы по поводу права на забвение пока реализуются на уровне отдельных штатов. Так, в январе 2015 года в Калифорнии вступил в силу закон, согласно которому веб-сайты и другие операторы Интернета обязаны удалять по требованию любой контент, опубликованный несовершеннолетними.

В Российских реалиях все же все несколько сложнее. И дискуссия у нас сразу выходит на политический уровень. Здесь надо понимать несколько важных моментов. Во-первых, закон Деньгина пока еще несовершенен, и вообще непонятно, пройдет ли он все чтения, будет ли принят, или его отклонят.

Важна здесь сама оперативность и острота дискуссии. Зачем компаниям типа «Яндекса» или «Рамблера» так биться за свободу информации? При этом, те же люди, периодически столь же горячо выступают за защиту персональных данных и право на частную жизнь. Дело здесь не в гражданах с их данными. О них IT-магнаты думают меньше всего. В первую очередь речь идёт о рейтингах и посещаемости сетевых поисковиков и прибылей с продвижения тех или иных ресурсов.

Закон о «праве на забвение» говорит об ограничении доступа к недостоверной информации. То есть, к фейкам. Что такое «фейк» по своей сути и структуре? Это всегда скандальная новость, которая привлекает массу читателей своей громкостью и скандальностью. То есть, увеличивает траффик. А если за дополнительную плату поисковик старательно дает ссылки на эти фейки, то и ресурсу с размещенной ложью хорошо, и, думается, поисковик имеет свою прибыль.

При этом такой фейк всегда популярнее даже собственного опровержения, которое следует за ним через несколько дней, а то и часов. Но ограничивать доступ к такой информации в судебном порядке, чего хотят авторы законопроекта, во-первых, хлопотно, во-вторых, невыгодно. Отсюда весь пафос о свободе слова и распространении информации. Не более того.

"Можно ожидать несомненного улучшения ситуации с такой угрозой как киберунижение. Можно ожидать, что количество доступной информации с киберунижением в отношении россиян сократится на 2/3. Что касается опасений по поводу того, что это может неким образом повлиять на право на распространение информации - это опасение, как показывает европейский опыт, не соответствует действительности",- заявил Politonline.ru руководитель центра безопасного интернета в России Урван Парфентьев.

"Более того, если мы посмотрим на решение, например, европейского суда, принятие вот этого права на забвение никоим образом не влияет на распространение политической критики, именно политической критики в ее натуральном виде (а не того, что некоторые недобросовестные участники политического процесса почему-то считают политической информацией)",- добавил он. "В данном случае соблюдение прав граждан, пользователей интернета имеет высший приоритет,Самое важное - гражданин получает четкий и понятный алгоритм, как ему  действовать для того, чтобы контролировать недостоверную информацию, которая о нем ходит в интернете",- считает эксперт.

Уже сейчас либеральная общественность говорит о том, что в первую очередь этим законом воспользуются чиновники, депутаты, знаменитости и корпорации. Но вот в чем проблема - в законе говорится об устаревшей и недостоверной информации. То есть, о таких сведениях, как в деле Марио Костеха. Если кто-то действительно где-то попался на горячем, то он не может попасть под действие этого закона. В нем, конечно, идет речь и о информации трёхгодичной давности, но, думается, этот пункт, если закон будет проходить думские чтения, всё же уберут.

И еще один важный момент - никто ведь не говорит о тотальном блокировании контента. То есть, поисковик, конечно, не будет давать ссылку на недостоверную или компрометирующую информацию, но сама информация останется. И её вполне возможно тиражировать без услуг поисковых систем. Как делаются «волны» в социальных сетях, наверное, знают все.

В общем, как таковая полемика в России о праве на забвение совсем не про информацию и персональные данные. Она о политике и о бизнесе. И очень показательно, что начали её настолько остро именно представители Яндекса, достаточно либеральные товарищи, которые всегда были рады помогать в раскрутке оппозиционных ресурсов и блогов.

Те самые люди, которые всячески против того, чтобы государство вторгалось в частные персональные данные. Теперь, когда государство только намекает о защите этих самых данных, те же самые либералы вдруг вспомнили о свободе доступа и распространения. В общем, все логично и ожидаемо. Но еще раз увидеть вот эти двойные стандарты совсем не лишне.

Редакция

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...

Читайте также

В США описан сценарий применения Москвой супероружия

3015

Пенсионную реформу предлагают отменить для всей России

950