Наши
сообщества

Новые Комические Откровения

Просмотров

После того, как Владимир Путин в интервью немецкому телевидению заявил, что 654 НКО (некоммерческие организации) только за последние четыре месяца получили от западных спонсоров двадцать восемь миллиардов рублей, в прессе начался очередной виток скандала, связанный с общественно-политическими организациями. Однако, чем дальше, тем больше происходящее начинает напоминать фарс.

Сильнее всего люди кричат, когда их бьют по самому больному - по кошельку. Не удивительно, что вокруг НКО вновь поднялся такой шум. Миллиард долларов ошеломил многих. Пусть мы и раньше знали, что деньги от Запада поступают нашим правозащитникам и другим гражданским активистам, но впервые был назван объем этих средств.

Удивительно другое. Деньги эти никто не отбирает, финансирование не запрещает и деятельность не сворачивает. От НКО, существующих на иностранные гранты, требуют одного - зарегистрироваться в соответствующем порядке, и это все. По новому закону наши граждане и наша власть должны знать, на какие средства живет та или иная некоммерческая организация. В соответствии с нехитрой народной мудростью «кто девушку обедает, тот ее и танцует». Само собой, источники пожертвований немаловажны.

И вот тут выяснилась любопытная вещь. Представители российских НКО дружно саботируют новый закон. Деньги из-за рубежа продолжают поступать, а желающих встать на учет в качестве иностранных агентов сколько было, столько и осталось. Ноль. Ни одной организации. Как же сами руководители НКО это объясняют? Да как-то по-детски очень. Во-первых, в сознании, мол, народном иностранный агент - это не представитель, а шпион. Замечание насчет страховых агентов пропускают мимо ушей. Те самые люди, у многих из которых в названиях их собственных организаций есть слово «агентство» (социальных, допустим, инициатив).

Если дело стало только за этим, то, наверное, лингвистический вопрос с депутатами можно было бы и утрясти. Но есть и во-вторых: никто не желает признавать, что занимается политической деятельностью. Ну хоть ты тресни! Только общественная, только она. Хотя грань провести невероятно сложно. В качестве примера: безобидные экологи могут совершенно спокойно блокировать строительство какой-нибудь военной базы, потому что это строительство ставит под угрозу жизни каких-нибудь очень редких мраморных поползунчиков. Поползунчики живут, экологи экологируют на деньги безобидного американского фонда «Бывшие разведчики за экологию средней полосы России», а базы нет. То есть, любому здравомыслящему человеку понятно, что любая деятельность может быть напрямую связана как с политикой, так и с государственной безопасностью.

Взять хотя бы комитет «Гражданское содействие», который занимается проблемами беженцев и мигрантов. Согласно его собственному отчету, осенью прошлого года комитет активно содействовал сирийским беженцам в получении соответствующего статуса на территории России. Оспаривал отказы, помогал с перводом - в общем, активно влиял на ситуацию. При этом, абсолютно неизвестно, кто мог находиться в потоке людей, убегающих от гражданской войны. Исключительно гражданские лица? Или там могли быть люди, воевавшие с официальным режимом в Сирии, координирующие деятельность оппозиционных сил или попросту вербовщики, которые могли приехать на российский Кавказ за новой порцией братьев по оружию? Определять «ху из ху» никак не входит в задачи комитета. Но своими действиями он явно влияет на работу органов безопасности, проводящих соответствующие проверки. Ведь любая задержка воспринимается комитетом как очередное попрание прав человека. Это политическая деятельность или общественная? Кто может ответить?

И, наконец, руководители всех НКО утверждают, что действуют исключительно в интересах гражданского общества. Кто бы им и какие деньги не давал. Никто, мол, от них не требует ничего, кроме выполнения уставных задач. А в уставных задачах - сплошное благолепие и польза для всех. В данном случае еще труднее что-либо возразить. Ну, вот такие вот на Западе живут филантропы. Хлебом их не корми, а дай потратить четыре миллиарда долларов в год на построение в России светлого будущего. Любят они Россию. Достоевского много читали и Толстого. Кипр вот не любят - семь шкур с бедного острова содрали. А Россию засевают щедрой рукой. И ничего им в ответ не надо. Даже любви. Отчеты только вышлите по вашей деятельности, чтобы видели мы - не впустую ушли наши деньги.

Нет, не впустую. На эти деньги живет много хороших и добрых людей. Чем больше присматриваешься к их деятельности, тем большее недоумение возникает. В программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» руководители различных НКО отстаивали свою безупречную позицию, много кричали и много обижались. На все вопросы о деньгах и о результатах деятельности прямо ничего не говорили, но советовали заглянуть к себе на сайты. Там, дескать, все есть.

Что ж, интернет - он вот он. Упомянутый выше комитет «Гражданское содействие» в эфире представляла Светлана Ганнушкина. Она не обманула: есть отчеты на сайте. Но лучше бы их там не было. За минувший год организация получила 36 млн рублей (источники в отчете не указаны). На сайте есть список благотворителей, но от кого и сколько поступило - молчок. Видимо, некоммерческая тайна.

Из всей суммы комитет треть потратил на фонд своей собственной заработной платы. То есть, чуть меньше миллиона в месяц у них фонд. Поскольку штатного расписания нет, сказать, много там получают или мало, трудно. Зато легко сказать, сколько комитет потратил на прямую денежную помощь самим беженцам: почти четыре с половиной миллиона рублей. А вот на конференции и семинары потрачено почти девять миллионов. В два раза больше.

Хотелось бы насладиться видом этих конференций в разделе с фотографиями. Но там только два альбома: «Конференция учителей Чечни в Царском Селе» ( не очень много фотографий) и какая-то правозащитная конференция в Германии (фотограф был в ударе - есть на что посмотреть). Все, в общем. Остальные траты от 36 млн идут в разделе разное: командировки, компьютеры, помещение (чуть больше семисот тысяч). Так и живут. Особенно умилил в отчете пункт относительно самого сайта комитета. С гордостью сказано, что его посещает аж 220 человек в сутки. Понятное дело, у беженцев и мигрантов компьютеров с сетью нет. А равнодушному российскому обществу лень лишний раз зайти и посмотреть, как там дела у Ганнушкиной.

Увы, на других сайтах других НКО никаких отчетов найти не удалось. Финансовых, в смысле. Только отчеты о деятельности. Наверное, за финансами надо идти куда-нибудь на сайт Министерства юстиции и там копаться. Зато с другими вещами веселее.

Вот, на программе у Соловьева присутствовал господин Верховский, представляющий информационно-аналитический центр «СОВА». Надо еще раз подчеркнуть: информационно-аналитический. Особенно слово «информационно» здесь вкусное. Хотя посещаемость сайта чуть выше, чем у комитета «Гражданского содействия», ресурс оставляет впечатление места гиблого. Как будто он как был сделан в начале нулевых, так с тех пор и не обновлялся. Нет ни выхода на Фейсбук, ни выхода на твиттер. Зато есть блог в Живом Журнале. Существует с 2007-го года. Количество подписчиков - 170 (sic!) человек, количество полученных комментариев за пять лет - 500. При этом блог регулярно обновляется и его, наверное, с удовольствием читают русские националисты, против которых борется «СОВА». Они там есть среди подписчиков.

Подобное же ощущение разрухи и заброшенности оставляют многие другие сайты НКО. Все они сделаны словно для галочки. Для той самой прозрачной западной отчетности. К широкой либеральной публике, которая обитает, как мы знаем, исключительно в сети, эти сайты не апеллируют. Самый преданный либерал сдохнет на них от скуки. Прямо веет, буквально, газетой «За коммунистическое будущее» 70-х.

В общем, такое ощущение, что основным содержанием работы общественных НКО являются бесконечные конференции и семинары. Где люди, которые хорошо знают друг друга, рассказывают друг другу, как прекрасна толерантность и как плохо с правами человека в России. Им там больше никто не нужен. Конечно, прокурорские проверки мешают.

Но ведь миллиард долларов пришел. И на что-то эти деньги уходят. Неужели на ведение блога, который никому не нужен? Тогда я тоже хочу: у меня тоже блог есть и подписчиков там в десять раз больше. А гранта нет. Что за притча?

Судьба этих денег волнует многих. И, конечно, проницательные либеральные блогеры (с посещаемостью приблизительно как у тысячи НКО) заподозрили подвох. Обманывает подлая власть! Не было никакого миллиарда. «Какие ваши будут есть доказательства, Володия?» Оно бы все и прокатило, если бы в том же эфире у Соловьева бесхитростная госпожа Тополева-Солдунова не озвучила общий объем рынка благотворительности в России за год, подразумевая как раз НКО. 150 млрд рублей. Пять миллиардов долларов, в общем. Хакамада тут же стала говорить, что у нас и Кремль НКО финансирует, и бизнес дает, но никакого разночтения в цифрах нет. Пусть Кремль с бизнесом раскошеливаются на миллиард в год (мало? -- расскажите это нашему населению), тогда как раз четыре остается на долю западных партнеров.

Впрочем, и раньше были доступны разные цифры, которые подтверждают слова Президента России. В 2011 Хилари Клинтон заявляла, что госдеп США намерен выделить 25 млн. долларов на поддержку блогеров и интернет-активистов. То есть, это могло пойти и мимо НКО. Извесно, что конгресс только официально выплачивал 100 млн. долларов некоммерческим организациям в нашей стране. Однако деньги поступают не только по официальным государственным каналам США, но и через большую сеть разнообразных фондов и структур. Идут деньги из Германии, Франции, Великобритании, Норвегии. Ручейки из миллионов спокойно сливаются в целый Тихий (или не совсем) океан денег.

Кстати, один из депутатов Госдумы Михаил Старшинов недавно предложил еще больше приблизить закон об НКО к FARA. Он вносит поправку, предлагающую изымать средства у НКО, которые получают зарубежные средства и занимаются политикой, но не регистрируются в качестве "иностранного агента".  Парламентарий поясняет СМИ свою идею "Многие говорят: да это же грабеж, денег-то не останется. Ну так не надо нарушать закон. Это сдерживающая профилактическая мера". Куда пойдут изъятые средства? По мнению депутата, они должны перераспределяться представителями "добросовестных" НКО на приоритетные общественные цели - например, на работу с детьми, сиротами, инвалидами. Впрочем, решать, куда пойдут средства в случае принятия такой поправки будет не власть, а общественные организации - например, та же Общественная палата. Жестко? А если открыть FARA и почитать о том, что средства не зарегистрировавшийся и поэтому попавших под суды НКО в США изымаются в счет государственного бюджета?

Поэтому хотелось бы, конечно, чтобы НКО первыми продемонстрировали прмеры законопослушности , прозрачности, цивилизованной отчетности не только перед государством, но и перед обществом в первую очередь. Эффективной работы, наконец. Хотелось бы разобраться со всеми этими деньгами. Уйма же. Куда идут? Какие проекты запущены? Каков результат деятельности огромного количества НКО за двадцать лет? Потому что все отчеты, которые удалось посмотреть, это какие-то унылые, бесцельные «слушали-постановили». Волапюк. Не для людей сделано, а для отписки. Не надо указывать, сколько граждан вы приняли. Сколько конференций вы провели. Укажите конкретно, какие вы проблемы решили. Потому что пока все это выглядит дешевенькая вывеска, прикрывающая то ли неспешную, ленивую жизнь наших борцов за всяческие свободы, то ли что-нибудь еще, чем как раз и стоило бы заинтересоваться прокуратуре.

Может, зря они такой крик подняли? Начнут же люди на их сайты заходить, читать, смотреть, изучать. Посещаемость, конечно, вырастет, но люди в сети - они такие жестокие и циничные...

Ольга Туханина

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...