Наши
сообщества

Анамнез оппозиции или Порвали парус

Просмотров

В новый 2011 год российская несистемная оппозиция войдет разбитой, опозоренной и полностью дезориентированной. И сторонники, и оппоненты наблюдают за ней с одинаковым недоумением в глазах. Ведь никто ее даже пальцем не трогал. «Капитаны гражданского общества» самостоятельно разломали свой корабль: бросили руль, разорвали паруса, насверлили в корме сотню дыр и сунули топор под компас.

Сейчас они пытаются оправдаться, что в атмосфере ненависти и насилия, которую намеренно поддерживает власть, кто угодно собьется с пути. Но если самым неприятным событием в жизни несистемной оппозиции за последний год оказалось знакомство с прапорщиком Вадимом Бойко, то о какой ненависти может идти речь? Прапорщик оказался "неприятным человеком" - он ударил дубинкой по голове участника несанкционированного митинга. Но тут уж следовало выбирать - или поражаться слепой ненависти прапорщика, или посылать «симпаффки» бандитам, убивавшим сотрудников правоохранительных органов в Приморье. Российское государство, конечно, небезгрешно, особенно если речь идет о силовых структурах. Но оппозиция своих кумиров выбрала: приморские террористы и химкинские налетчики. Кто бы говорил теперь о дефиците милосердия и согласия, но только не она.

Ошибка несистемной оппозиции заключалась в том, что она решила завоевать поддержку Дмитрия Медведева, то есть изобразить из себя наиболее активную и образованную часть гражданского общества, на которую должен опираться и ориентироваться российский президент. Изображение получилось странным, в духе современного искусства.

Дмитрий Медведев открыл доступный любому пользователю интернета блог, то есть ящик для жалоб и предложений. Оппозиционные активисты завалили этот ящик пословицами и поговорками, математическими формулировками исключительно простой теории всего, порнографическими открытками, фантиками от конфет и сообщениями о том, что так дальше жить нельзя и единственный возможный выход - немедленно отправить в отставку Владимира Путина.

Кто-то может сказать, что так уж устроена блогосфера - на сто страниц спама, троллинга и безумия попадается только одна заслуживающая внимания запись. Однако в реальной жизни дела обстояли еще хуже. Армию виртуалов на площадь не выпустишь, там каждое лицо на виду, с именем, фамилией и прочими паспортными данными.

И все те же самые несистемные политические игроки вышли на улицы, стараясь притвориться аполитичными интеллигентными россиянами, которые просто соскучились по свободе, справедливости и прогрессу. Энергичный модернизационный класс без политической символики, без идеологии, но с верой, надеждой и любовью. Ну что же, давайте посмотрим, что у них получилось.

НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИКИ

Общая численность сторонников Эдуарда Лимонова сократилась до нескольких десятков человек. Основную часть актива вождь запрещенной НБП разогнал самостоятельно, отказав в доверии лидеру московских нацболов Роману Попкову. Бренд «Стратегии-31» перехватили правозащитники, добившиеся от властей разрешения на проведение мероприятия. Каждый новый день борьбы с правозащитниками и «неправильным» разрешением, заставляющим на ходу переписывать всю идеологию «Стратегии», только добавляет претензий Лимонову и превращает его во всеобщее посмешище.

Люди, которые выходят на Триумфальную площадь, не интересуются мнением Эдуарда Лимонова и авторских прав на «С-31» за ним не признают. Для сторонников политической оттепели лидер национал-большевиков оказался чересчур скандальным и примитивным, а для уличных радикалов слишком суетливым, самовлюбленным и беспомощным.

Как командир ударного отряда оппозиции Лимонов неинтересен за неимением отряда. Записав свою фамилию в заявку, он обеспечил «Стратегии» гарантированный отказ из мэрии, но как только мероприятие получило достаточную рекламу, Лимонов стал отыгранной фигурой. Он остается персонажем светской хроники, но его политическая карьера завершена. На замену «лимоновцам» в ударный отряд оппозиции заманивают антифашистов, но о них позже.

ДВИЖЕНИЕ "СОЛИДАРНОСТЬ"

Полностью отказалось от политической деятельности, предпочитая вместо этого заниматься формированием особой культурной среды, привлекательной для молодежи и городской интеллигенции. Протестные акции заменяются авангардными концертами с нецензурными песнями, выставками современного искусства, флэш-мобами, перфомансами и участием в парадах меньшинств. Погоня за модой превратила организацию в цирк умалишенных, малопривлекательный и почти никому не понятный.

Многие члены «Солидарности» отказались поддерживать диссидентский курс своего руководства - так в движении случился серьезный раскол на «правозащитников» и «политиков» с тяжелыми для всего либерального лагеря последствиями. Лидеры «политиков» организовали отдельное, конкурирующее с «Солидарностью» движение «Демократический выбор».

Поводом для раскола послужило, в том числе, сотрудничество «правозащитников», прежде всего Льва Пономарева, с движением антифа. Либералы не понимали, почему их движение дает прикрытие и поддержку хулиганам, которые скандируют «капитализм это фашизм». В ответ правозащитники обвинили члена ФПС Сергея Жаворонкова в ксенофобии, исключив его из руководящих органов.

«Солидарность» ставит себе в заслугу успех нескольких крупных политических митингов в российских регионах, но в действительности эти митинги были организованы и проведены совсем другими людьми. Лидеры «Солидарности» довольствовались положением приглашенных столичных знаменитостей. Собравшиеся презрительно называли их «гастролерами».

12 декабря состоится федеральный съезд движения, который определит его будущее: или сохранение текущего правозащитного курса, или отказ от него и ратификация соглашения о вступлении в политическую коалицию «За Россию без произвола и коррупции». Вне зависимости от обстоятельств, по результатам съезда движение переживет еще один скандальный раскол.

"АНТИФА"

Движение «Антифа» рассматривалось как основа и боевой отряд фиктивного «модернизационного класса» из гражданских и социальных активистов. Радикальная левая молодежь подходила на эту роль идеально. Во-первых, название у них хорошее. Объединяться вокруг "типа антифашистов" проще и приятнее, чем вокруг национал-большевиков. Тем более что если к президенту Дмитрию Медведеву начнут взывать национал-большевики, это может быть неправильно истолковано. А так - "типа антифашисты" за Медведева, совсем другое дело.

Во-вторых, "антифа" неправильно называть политическим движением, это скорее неформальная субкультура со всеми положенными атрибутами - особой музыкой, особым искусством, особым стилем и так далее. К партийной символике и политическим лидерам, даже оппозиционным, антифа относятся с большим подозрением. В целом же они настолько хорошо вписывались в концепцию «аполитичного гражданского протеста», что возникает ощущение, будто эту концепцию специально под них и разрабатывали.

Началом легализации «Антифа» в публичном политическом пространстве одновременным с запуском кампании «Против милицейского произвола» следует считать «Сокольническое дело».

Отвечал за работу с антифашистами глава движения «За права человека» и один из федеральных лидеров «Солидарности» Лев Пономарев. Он же наиболее активно выступал за перемену курса движения оранжевых либералов с политического на диссидентский по образу и подобию антифа. Пономарева поддержали правозащитники, а так же связанные с антифашистами активисты «Солидарности» - Роман Доброхотов, Анастасия Рыбаченко и некоторые другие. Правозащитники давали антифа юридическую защиту, устраивали для них митинги, проводили пресс-конференции, привлекали к ним внимание СМИ.

Антифа и правозащитники - партнеры друг для друга привычные. «Отцом» российского антифашизма, немало сделавшим для становления и развития движения, считается глава Молодежного правозащитного движения Андрей Юров. В частности, на МПД зарегистрирован сайт antifa.ru. Интересная деталь: Юров известен как последовательный противник и критик Эдуарда Лимонова. На Всероссийском гражданском конгрессе 2006 года антифашисты приветствовали лидера нацболов свистом и жестом «большой палец вниз».

В-третьих, антифашисты способны сформировать полноценный боевой отряд, поскольку в основе их системы ценностей лежит принцип применения насилия. Государство и в особенности милицию «социальные активисты» ненавидят не политически, а скорее онтологически, то есть убеждать их в необходимости какого-то действия не нужно, достаточно просто обеспечить возможность для действия.

Главным своим врагом антифашисты называют не столько членов ультраправых молодежных группировок, сколько саму идею принуждения и неравенства. Разновидностей признаваемого антифашистами неравенства очень много. Настолько много, что при желании фашистом можно объявить вообще кого угодно:

На данный момент у меня нет девушки, я в свободном плавании, так как я считаю, что моногамные отношения - пережиток патриархального общества. Вообще, не может быть «моей» или «твоей» девушки! Желать привязанности человека - значит относиться к нему как к вещи.

Для меня фашизм - это мировоззрение, построенное на пропаганде насилия, кастовости и на утверждении, что одна группа может быть лучше другой. Для каждого вида дискриминации есть свое название: дискриминация по половому признаку - это сексизм, по расовому - расизм, по национальному признаку - нацизм, по видовому - спешизм (от слова species - вид; когда считается, что вид людей лучше, чем другие виды живых существ) и т. д.

Фашисты пропагандируют насилие, а я думаю, что, если человек чем-то занимается, он должен это прочувствовать на собственной шкуре. Мы приходим к нему и показываем, что такое насилие. Если мы хотим устранить нашего противника, то должны заниматься не листовками, а устранением. Если они используют пистолеты - и мы пистолеты.

Вскоре друзья пригласили меня на собрание «Автономного действия», где я, правда, несколько разочаровался. Потому что люди обсуждали не план взрыва приемной ФСБ, а выпуск газет и наклеек, но понял, что это лучше, чем пить водку в подъезде, и присоединился к ним.

К либералам антифашисты, считающие капитализм наравне с государством основным источником угнетения человечества, себя не причисляют:

В следующий раз, когда вы услышите упоминания об Анархистах и Антифашистах в средствах массовой информации, помните, что борьба за идеалы абсолютного равенства и свободу каждого индивида, которая ведется людьми, занимающимися этим по зову своей совести, не может спонсироваться мифическими структурами, желающими развалить и возвратить нашу страну в олигархический неолиберальный ад.

Это, скорее всего, правда. Гранты на развитие антифашистского движения получают правозащитники, и развитие не обязательно означает спонсорскую поддержку. Для субкультуры достаточно построить просторную теплицу, а дальше «оно само из земли полезет», можно даже не удобрять деньгами.

Но независимость антифашистов доставила их покровителям массу неприятностей. Антифа представляют собой непредсказуемую боевую когорту, которая никому не подчиняется и никем не управляется. Они могут спокойно потоптаться на легальном митинге, а могут устроить прорыв оцепления, пройти по улице несанкционированным шествием и завершить его погромом. Память убитых товарищей, адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой антифашисты почтили, разбивая витрины, стекла припаркованных на пути их шествия машин и плафоны на эскалаторах станции метро «Третьяковская». Организованный при участии «Солидарности» траурный митинг во вторую годовщину убийства завершился прорывом и опасной дракой с сотрудниками милиции.

СМИ: Начальник ГУВД Москвы Владимир Колокольцев обвинил манифестантов в том, что они бросали в сотрудников милиции куски льда и нанесли им травмы, однако организаторы акции считают, что они защищались от незаконного нападения, как это рекомендовал гражданам министр МВД Рашид Нургалиев

Именно после этого инцидента в «Солидарности» был поставлен вопрос о целесообразности продолжения такого сомнительного сотрудничества, но позиция Пономарева победила. Летом 2010 года правозащитники предприняли первую попытку отбить у Лимонова «С-31». Санкционированный антифашистский митинг 16 июня на Триумфальной площади был представлен как «победа Стратегии».

Особую роль в радикализации российских антифа сыграли погромы, организованные их единомышленниками во Франции и Греции. Шанс повторить «подвиги» своих европейских собратьев выпал антифашистам в тот момент, когда либеральные СМИ стали раскручивать Евгению Чирикову и движение в защиту Химкинского леса. Оказалось, что это очень удобная тема. Во-первых, принципиальная для «социальных активистов» защита природы. Во-вторых, борьба с ненавистным транснациональным капиталом. В-третьих, сообщения, что защитникам лесам противостоят «ультраправые».

Либералы не учли настроений «социальных активистов». Они создали для них удобную приманку и перевели все внимание на Чирикову, которую представляли публике как милого, наивного, беззащитного, но отважного и симпатичного человека, к просьбам которого просто обязан прислушаться каждый, у кого есть сердце. Особенно президент России Дмитрий Медведев.

Кампания в поддержку Чириковой должна была завершиться большим экологическим хэппенингом в лучших европейских традициях, с музыкой и танцами. Но у антифашистов оказалось другое мнение. Они сорвали все замыслы «модернизаторов» выполненным в лучших европейских традициях погромом здания Химкинской администрации.

Организатор погрома дал интервью в «Коммерсантъ» и сказал много правильных слов об эволюции общества, симпатиях просвещенной Европы, колхозных нацболах, союзниках в Кремле и будущем, которое принадлежит макюзерам. Либеральная пресса в свою очередь попыталась убедить президента, что погром вполне обычное дело, если на повестке дня стоит вопрос о модернизации, и каждый нормальный человек может только пожалеть, что сам не обстреливал эту проклятую администрацию из травматического оружия. Но кампания была сорвана. Правоохранительные органы занялись антифашистами всерьез, и надолго отбили у них охоту к агрессивным публичным действиям.

Дмитрий Медведев приостановил строительство трассы, а Евгения Чирикова пообещала за него проголосовать, но было ясно, что рассчитывать сторонникам погромов не на что, и российский президент представляет себе модернизацию совершенно иначе. Считавшиеся основными лоббистами проекта по переносу трассы мэр Москвы Юрий Лужков и префект САО Олег Митволь (спонсор Чириковой, близкий друг «зеленых» и лично Артемия Троицкого, отвечавшего за организацию концерта в защиту леса на Пушкинской площади) лишились своих постов.

Так создатели проекта «модернизационного большинства» потеряли свою боевую пехоту, заставили государство заинтересоваться антифашистами, подставили президента России и накрепко связали либеральную идеологию с поддержкой насилия и ненависти.

Они надеялись, что одобрение приморского и химкинского «восстаний» продемонстрирует главе государства усталость населения и его крайнее недовольство существующим порядком. Но эти надежды не оправдались. Несистемная оппозиция просто утратила право говорить об исключительно мирном характере своих действий, записывая все спорные с этой точки зрения события в «провокации».

Антифашисты еще могут восстановить свой союз с несистемной оппозицией, но только если сами этого захотят. На скорое их возвращение рассчитывать в любом случае не приходится. Поредевшая коалиция «социальных и гражданских активистов» еще совсем недавно обеспокоенная проблемой «языка насилия и ненависти» в российской политике собирает митинги «За свободу оскорблений».

Как следует называть таких людей? Только шизофрениками. Получается, что по замыслу политтехнологов «эпохи перемен» президент России Дмитрий Медведев должен был симпатизировать шизофреникам. Интересное у них все-таки мнение о вкусах и склонностях главы российского государства.


Сергей Ларин

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...