Бисмарк не говорил о подрыве могущества России

Игорь Петров пишет:

Поинтересовался происхождением известной цитаты Бисмарка про Украину.

Начать тут, вероятно, надо с того, что хотя сама цитата стала неотъемлемой частью Походного Словаря Политолога, канонической ее версии не существует. Создается впечатление, что каждый уважающий себя политолог переводит ее наново с тайного немецкого оригинала. Действительно
"Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины". Бисмарк (Н. Ульянов, Е. Морозов "Украинский сепаратизм: идеологические истоки самостийности", 2004)
немецкий канцлер Отто фон Бисмарк: "Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины... необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное - дело времени" (Г. Крючков. "Украина перед судьбоносным выбором", 2010). Эта цитата наиболее распространена в сети. Привлекает внимание отточие после первого предложения, которое как бы предполагает существование полной версии слов Бисмарка. Увы, ни один из источников не раскрывает загадку отточия.
В своё время Бисмарк сказал, что для огромного тела Российской Империи смертельна лишь одна операция - ампутация Украины (И. Саввон. "Россия - Украина", 2001)
...слова Бисмарка, что "для огромного тела Российской империи смертельна лишь одна операция - ампутация Украины"... (А.Шутов "Постсоветское пространство", 1999, та же цитата в А.Шутов "Россия в жерновах истории", 2008)
Еще Бисмарк говорил, чтобы погубить Россию, надо оторвать от нее Украину (Д.Рогозин, цит. по "Независимая газета" ,17.06.1997).

Совершим теперь скачок на сто с лишним лет назад и обратимся собственно к первоисточнику - мемуарам Бисмарка "Мысли и воспоминания" ("Gedanken und Erinnerungen", русский перевод приводится по советскому изданию 1940 г.)

В главе V мемуаров, рассказывая о немецкой политике времен крымской войны, Бисмарк упоминает о т.н. "Партии Еженедельника", возглавляемой Р. фон дер Гольцем и М. Бетманом-Гольвегом, которая
вела странную двойную игру. Я вспоминаю, какими обширными записками обменивались эти господа. Порой они знакомили с содержанием записок и меня, надеясь привлечь на свою сторону. В качестве цели, к которой надлежало стремиться Пруссии как передовому борцу Европы, там намечалось: расчленение России, отторжение ее остзейских губерний, которые, включая Петербург, должны были отойти к Пруссии и Швеции, отделение всей территории Польской республики в самых обширных ее пределах, раздробление остальной части на Великороссию и Малороссию, хотя и без того едва ли не большинство малороссов оказывалось в пределах максимально расширенной территории Польской республики. В оправдание этой программы ссылались преимущественно на теорию барона фон Гакстгаузена-Аббенбург («Исследования внутренних отношений народной жизни и в особенности сельских учреждений в России»), который доказывал, что эти три области, взаимно дополняющие своей продукцией друг друга, обеспечат 100 миллионам русских, если они будут едины, преобладание над остальной Европой...
В то время как Гольц и его берлинские сподвижники довольно ловко обделывали свои дела... Бунзен, посланник в Лондоне, имел неосторожность послать в апреле 1854 г. министру Мантейфелю пространную записку, в которой выдвигались требования восстановления Польши, расширения Австрии вплоть до Крыма, возведения эрнестинской линии на саксонский королевский престол и т. п. и в которой рекомендовалось, чтобы Пруссия содействовала осуществлению этой программы. Одновременно Бунзен сообщил в Берлин, что английское правительство не возражает против присоединения приэльбских герцогств к Пруссии, если последняя примкнет к западным державам; в Лондоне же он дал понять, что прусское правительство согласно на это при условии означенной компенсации. Оба эти заявления были сделаны Бунзеном без всяких на то полномочий. Король, когда это дошло до него, нашел, при всей своей любви к Бунзену, что дело зашло уж слишком далеко, и через Мантейфеля приказал Бунзену уйти в долгосрочный отпуск, закончившийся отставкой.

Как нетрудно убедиться, автор ничуть не симпатизирует "Партии еженедельника", нет в приведенном отрывке и упомянутой цитаты.

В начале 1888 года немецкий философ Эдуард Гартман опубликовал статью "Россия в Европе" ("Rußland in Europa". In: "Die Gegenwart", Berlin, №1, 1888), в которой предложил таким образом решить русский вопрос:

"Финляндия была бы отдана Швеции, Бессарабия - Румынии, Эстляндия, Лифляндия и Курляндия вместе с Ковенской и Виленской губерниями преобразованы бы в самостоятельное Балтийское королевство, а речная область Днепра и Прута - в королевство Киевское. Швеция и Балтийское королевство получили бы гарантию их существования от Германии, а Румыния и королевство Киевское - от Австрии и вступили бы с этими государствами в военный союз, при котором их армии были бы в случае войны подчинены командованию стран-гарантов. В Польше снова вступили бы в силу права собственности раздела 1795 года с использованием стратегически целесообразных границ. На Балканском полуострове у Австрии были бы развязаны руки" (использован перевод из "Внешняя политика и дипломатия германского империализма в конце XIX века", 1948, который, однако, уточнен и дополнен)

Если сначала между Бисмарком и текстом Гартмана была установлена связь скорее спиритуального рода, см., к примеру, "Гартманъ принадлежитъ къ безусловнымъ поклонникамъ германскаго канцлера и давно уже старается въ своихъ философскихъ трактатахъ пропагандировать политику Бисмарка" (журнал "Наблюдатель", Спб, 1889), то через 25 лет, когда началась мировая война, все и всяческие маски были одновременно сорваны по разные стороны фронта:

In my ' Poland ' I mention how, in 1888, Bismarck, under the mask of Eduard Hartmann, put forth the idea of the separation of the Ukraine from Russia as a hint to his friend the Tsar of what might happen if Russia did not behave herself. (G.F.L. Raffalovich "The Land of Mazeppa". In "The Athenaeum" London, 1916)
Mit Bewunderung für seine Voraussicht grosser politischer Entwicklungen lesen wir von der durch Eduard v. Hartmann mitgeteilten politischen Idee Bismarcks, den alten Kiewer Staat wieder herzustellen. Diese Idee Bismarcks ist die Knochen der ukrainischen Soldaten wert! (W. Kuschnir "Die Ukraine und ihre Bedeutung im gegenwärtigen Kriege mit Russland", Wien, 1915)

В русской традиции тут, правда, случилась геополитически-клерикальная рокировка и место Украины внезапно заняло православие:

"Эдуардъ фонъ-Гартманъ, философъ болѣе откровенный, чѣмъ нужно быть дипломату, какъ-то выразился, что «для одолѣнія русскихъ необходимо ослабить ихъ духъ, тоесть православіе, а тогда путемъ колонизаціи и пропаганды завоевать». И Бисмаркъ понималъ это такъ же хорошо, какъ и Гартманъ. Имъ былъ организованъ фондъ въ милліонъ марокъ на «евангелистовъ» въ Россіи. Гамбургская баптистская семинарія, снабжающая Россію проповѣдниками штундо-баптизма съ особенной любовью всегда поддерживалась германскимъ правительствомъ"(А.Ренников "Золото Рейна: о нѣмцах в Россіи", Спб. 1915)

Вообще уже в ходе первой мировой войны идея стала достаточно общим местом, причем не последнюю роль тут играли проживавшие в Германии/Австро-Венгрии украинцы. Цитированный выше В.Кушнир, в частности, замечал, что лишь "оттеснение России от Черного моря восстановит политическое равновесие в нашей части света", а депутат рейхстага Л.Цегельский настаивал, что одно лишь отделение от России Финляндии, Курляндии, Литвы и Польши ничего не даст, так как экспансионистские планы России проходят по линиям Киев-Лемберг-Будапешт-Триест и Киев-Севастополь-Константинополь-Дардане ллы, а значит, отправной точкой для них является Украина.

Советские историки вопроса не смогли прийти к единому мнению. Хотя в 1943 г. в "Историческом журнале" Бисмарк упоминался лишь в качестве свидетеля:

Еще во время Крымской войны ( 1853-1856) среди господствующих кругов Пруссии группа М. Бетман-Гольвега, так называемая группа «Еженедельника», считала необходимым в числе других земель отторгнуть от России в Украину, как об этом свидетельствует О. Бисмарк, в 1948 г. академик Ф.А.Ронштейн настаивал, что
стоявший еще всецело на почве бисмарковских идей известный философ Эдуард Гартман, путавшийся и в политических вопросах, мечтал в 1889 г. о расчленении России ("Из истории Прусско-Германской империи, том I"), а в вышедшей в том же году книге "Внешняя политика и дипломатия германского империализма в конце XIX века" А.С.Ерусалимский (редактор перевода мемуаров Бисмарка) связи между Бисмарком и Гартманом напротив не усматривал.

Дальше удалось продвинуться восточногерманскому историку К.Ремеру, который пристегнул Бисмарка к Гартману таким образом:

Гартман, очевидно, верил, что Королевству Киевскому будут приданы и 3 миллиона украинцев (Восточной) Галиции, которые для Австро-Венгерской монархии представляют лишь опасность, так как провоцируют русские аннексионные стремления и атаки. Это совпадало со взглядами Бисмарка ("Мысли и воспоминания", стр. 584). ("Die Ukraine im Blickfeld deutscher Interessen", Frankfurt/M. u.a. 1997)

Однако, на указанной странице мемуаров Бисмарка мы обнаруживаем лишь такой пассаж:

Мы не можем требовать от Австрии, чтобы она отказалась от оружия против России, которым она владеет, поддерживая польский элемент в Галиции... Пока существовал тройственный союз восточных держав, Австрия могла выдвигать на первый план свои отношения с русинами; если же этот союз распадался, то на случай войны с Россией разумнее было иметь в распоряжении польское дворянство. Вообще Галиция менее прочно прилажена к австрийской монархии, чем Познань и Западная Пруссия к прусской. Эта австрийская провинция, открытая с востока, искусственно приклеена к Австрии с внешней стороны Карпат; Австрия могла бы прекрасно обойтись без нее, если бы вместо 5 или 6 миллионов поляков и русин могла получить возмещение в пределах Дунайского бассейна. Планы такого рода в форме обмена Галиции на [области] с румынским и юго-славянским населением при восстановлении Польши во главе с каким-либо эрцгерцогом, обсуждались во время Крымской кампании и в 1863 г. лицами, имеющими и не имеющими к этому отношения.

Натурально, теперь, когда мы пробежали уже около трех кругов вокруг злополучной цитаты, было бы несправедливо уйти без ответа на вопрос, откуда же взялась та самая ампутация, о которой так азартно толкуют современные политологи. Выскажу догадку. В 1971 году В.Добричев сообщил, что "Бывший немецкий дипломат в Петербурге, железный канцлер кн. Бисмарк, наиболее удачно оценив украинский вопрос, высказал мысль о необходимости создания независимой Украины для удержания равновесия и мира в Европе. Отторжение Украины было бы тяжелой ампутацией для России". ("В тени святого Юра", М., 1971) и даже дал ссылку на - несколько, признаем, экстравагантный для советского Политиздата - источник: I. Рудович, "Вступлення митр. Андрія Шептицького на митр. престол у Львові" ("Богословія", Львів, 1926, стр. 219)

К счастью, этот журнал оказался оцифрован и вот:

В качестве моральной компенсации я бы, конечно, предложил политологам в следующий раз, прежде чем хвататься за красивую цитату, подумать, не запустил ли ее малоизвестный униатский священник, но вряд ли они меня послушают.


Система Orphus