Эксперт из США поражен Россией: "Я ехал в ад, а попал в сверхдержаву"

The American Spectator цитирует американского политолога и писателя Джона Вольстеттера:

В 1985 году я провел 13 дней в России, которая тогда официально называлась Союзом Советских Социалистических Республик. Однако для удобства я все же буду называть страну Россией... Спустя 32 года, за которые произошло огромное множество радикальных перемен, я снова отправился туда... И я увидел совершенно другое государство", - пишет Вольстеттер.

Вспоминая о своем визите в СССР, журналист отмечает, что практически сразу столкнулся с таким явлением, как очередь.

"Мы прибываем в наш отель - гостиницу "Москва" (в Ленинграде - ред.) - и нам требуется больше часа, чтобы расселиться по номерам, несмотря на присутствие множества администраторов", - пишет он.

Вольстеттеру также не понравилась еда в СССР - не угодили ему даже советские рестораны. Да и отели, по мнению журналиста, были далеки от западных стандартов.

"На гостиничных кроватях едва может уместиться человек средней комплекции", - вспоминает он. Кроме того, персонал практически не говорил на английском языке.

Транспорт в СССР - аэропорты и поезда - показались Вольстеттеру грязными и не слишком комфортными. При этом автору статьи очень понравилось московское метро. По его словам, столичная подземка произвела на американцев "неизгладимое впечатление" своими фресками на потолках, мозаиками и мраморными колоннами. "И никаких граффити!" - подчеркивает журналист.

Вольстеттер также с теплом отзывается о советских людях. Он вспоминает, как пожилая билетерша в театре ни с того ни с сего проводила его с неудобных боковых мест в бельэтаже в другую часть зала, откуда было видно всю сцену.

"Я уехал из России, испытывая к простым советским гражданам весьма теплые чувства", - пишет автор статьи.

Он вернулся в Россию в 2017 году и сразу понял, что попал в совершенно другую страну. Первое, что бросилось Вольстеттеру в глаза - разница между аэропортом Шерметьево образца 1985 года и нынешним Домодедово.

"Домодедово - современная воздушная гавань, можно сказать, пример для подражания в том, что касается эстетики аэропорта", - отмечает автор материала.

Изменились и российские гостиницы. В этот раз Вольстеттер остановился в отеле Four Seasons в Москве. Журналиста "приятно удивило" то, что в отелях больше нет "дежурных" на каждом этаже, которые напоминали ему тюремных надзирательниц.

Еще одна перемена, которую отметил Вольстеттер, касается ресторанов - в 2017 году журналисту удалось угоститься блюдами итальянской, азиатской и, конечно, русской кухни. Еда в российских ресторанах его покорила. Особенно запомнились Вольстеттеру блины - не такие, как в США, а "легкие" и "кружевные".

Журналист отметил и некоторые различия между американцами и русскими. Так, после окончания концерта классической музыки, публика замерла в тишине на полминуты, ожидая, пока дирижер медленно опустит руки.

"Люди молчали, впитывая музыку, которая только что прозвучала. В зале не было слышно ни шороха. Едва ли американская публика на такое способна", - вспоминает Вольстеттер.

Он также заметил, что в России люди не так часто улыбаются, как в США. Однако это объясняется тем, что у русско- и англоговорящих людей разный артикуляционный уклад, пишет журналист. Россияне все же показались ему крайне приветливым народом.

"Люди были общительны, нас окружали улыбки, всюду звучал смех", - вспоминает он.

За 30 лет Россия сильно изменилась, и ничего, что эти перемены пока больше всего заметны в Москве и в Петербурге, пишет Вольстеттер. Все-таки, полная модернизация страны, чья территория охватывает 11 часовых поясов - задача, которая требует немало времени. "Русские уже показали впечатляющий старт", - резюмирует автор материала.


Система Orphus