Наши
сообщества

Политика или правозащита?

Просмотров

Продолжается противостояние прокуратуры и различных некоммерческих организаций. Уже прошел суд над НКО «Голос», руководители которой упорно отказывались перерегистрировать свою организацию в соответствии с новым законом. В итоге получили штраф. Но выполнять распоряжение суда так и не собираются, заявляя, что, скорее, ликвидируют саму НКО.

Речь идет все о том же. Создатели некоммерческих организаций, получающие деньги из-за рубежа, упорно не желают именовать себя «иностранными агентами».

Известно, что статус иностранного агента присваивают не всем организациям с иностранным финансированием, а только тем, которые занимаются той или иной политической деятельностью. Основная линия защиты НКО состоит в том, что ни одна из этих организаций никогда никакой политической деятельностью не занималась. Большая часть денег поступает из зарубежных благотворительных фондов, уходят эти деньги на общественно-полезную деятельность - все отчеты есть на сайте министерства юстиции.

Естественно, в первые шеренги обиженных выдвигают фонды и ассоциации, которые занимаются защитой стариков, помощью детям и другими вещами такого рода. С медийной точки зрения - шаг вполне понятный. К благотворительной волонтерской деятельности в нашем обществе, чтобы там не говорили, отношение самое нежное и трепетное. Само собой, когда прокуратура начинает трогать людей, занимающихся больными муковисцидозом, это вызывает законное возмущение. Болезнь эта страшная и при этом весьма дорого обходится. Здесь и само государство должно пристально наблюдать за ситуацией. Тем более не мешать тем, кто занят помощью на добровольной основе. У той организации, о которой сейчас идет речь, прокуратуру заинтересовал всего один пункт в уставе. Там записано, что НКО вменяет себе в обязанность отстаивать права больных муковисцидозом в органах власти.

И вот тут, конечно, начинаются вопросы. Разве НКО не должны отстаивать права своих подопечных в любых органах? Разве это политика? Очевидно, нет. Но запросто может ею стать, если НКО выведет людей на митинг под лозунгами: «Государство не помогает больным!!! Долой режим!!».

То есть, бедственное положение в разных областях можно пытаться улучшить (ради чего НКО, собственно, и нужны), а можно использовать его именно в полиической борьбе.

Мы это видели неоднократно на примере различных катастроф последнего времени. Политики всех уровней пытались использовать их для поднятия волны возмущения. Тут можно спорить о том, допустимо ли это или нечистоплотно, но глупо говорить о том, что это не является прямой политической деятельностью, направленной на смену власти.

С момента принятия нового закона об НКО прошло уже много времени, но только лишь после многочисленных проверок некоммерческие деятели оживились и начали проводить разные семинары и круглые столы, на которых пытаются выяснить, а что вообще подразумевали законодатели под словами «политическая деятельность». Никто ведь из работников НКО не отрицает, что формирование общественного мнения - одна из основных задач практически любой такой организации. Но мнение общества столь же прямо оказывает влияние на политику.

Сейчас прокуратура Татарстана требует от правозащитной ассоции «Агора» все того же: регистрации в качестве «иностранного агента». Юристы «Агоры» категорически отвергают такую необходимость. Да, они защищают гражданских активистов, людей с Болотной площади и других. Но сами на митинги не ходят и никакой политической деятельности не ведут.

Формально здесь «Агора» может быть права. Действительно, адвокат вполне может защищать даже убийцу - никто адвоката в убийстве же не обвинит. Но если мы взглянем на вопрос шире, то легко увидим - картина гораздо сложнее. В нашу страну вливаются огромные потоки иностранных денег. К сожалению, это не инвестиции. Это финансирование тех самых некоммерческих организаций. Безусловно, часть этих средств идет на помощь нуждающимся и другие благородные цели, но, видимо, далеко не все. Вот, допустим, может быть создано НКО, целью которого является формирование гражданского общества.

Основная работа - поддержка и обновление маленького сайта. Все деньги зарубежные. Все отчеты есть. На сайте сплошь переводные статьи о гражданском обществе. Близко нет никакой политики. Но по странному стечению обстоятельств все сотрудники НКО - гражданские активисты, входят в политсоветы разных несистемных политических организаций. А что? Они граждане России и имеют право. Какая разница, где они там работают. Хоть на стройке, хоть где. Де-юре все прозрачно, де-факто НКО просто служит ширмой Для политической деятельности конкретных людей. Таким образом, из-за рубежа тупо платят зарплату людям, которые собираются изменить режим. Кто же это потерпит? Какая власть, в какой стране? Если же у первой НКО возникнут проблемы в связи с деятельностью его участников, то на помощь бросятся сотрудники другой НКО - той же «Агоры».

Правозащитники обожают говорить, что они защищают граждан от произвола всех видов. Так и хочется обвести глазами аудиторию и спросить: «Поднимите руки, кому из вас помогли наши правозащитники?» И поднимется лес рук. На одном маленьком пятачке. Это будет редактор «Новой газеты» Муратов, демократический журналист Кашин, тот же «Голос» - самые обездоленные люди в нашей стране, у которых нет средств на адвокатов, нет связей, нет поддержки из других источников. На сайте «Агоры» последний подробный отчет о деятельности датирован 2011-м годом. Там сказано, что «за период январь-декабрь 2011 года зарегистрировано 864 сообщения о преследовании гражданских активистов, журналистов и НКО, из которых принято в производство 45 дел, в том числе 16 дел по защите НКО». И всего 66 зарегестрированных сообщений о милицейском и армейском произволе, а также о врачебной халатности. Чувствуете, кто у нас самие несчастные в стране? Правильно, блогеры и журналисты. Им надо помогдать американскими деньгами из Фонда Сороса и из Фонда Макартуров. Впрочем, хозяин - барин. Хотят давать деньги «Агоре», их полное право. Их деньги. Кому хотят, тому и дают. Но право властей потребовать от «Агоры»  зарегестрироваться в качестве «иностранного агента», потому что они и есть иностранные агенты. Даже если сами этого и не осознают.

Работники НКО заявляют, что у нашего населения сочетание «иностранный агент» накрепко связано со словом «шпион». Но ведь это давно не так. Все понимают, чем отличаются шпионы, добывающие информацию, от агентов влияния, которые служат проводниками интересов той или иной державы. Мне даже заставлять никого ничего делать не нужно: достаточно финансировать и поддерживать те направления, в которых я заинтересован.

Конечно, лейбл «иностранный агент» не выгоден прежде всего тем, кто дает деньги, а не тем, кто их получает. Те, кто получают, возможно, гордились бы столь высокой честью и таким почетным званием. Представитель цивилизации в варварской стране, чего там. Вот, на бумажке написано. С печатью. Но тот, кто дает деньги, вовсе не желает этой дурацкой прозрачности, потому что сразу будут ясны и намерения: сколько там дали на сирот, а сколько на информационно-аналитический сайт. Сколько дали на юридическую поддержку гражданских активистов, а сколько отстегнули неимущим. Будут понятны схемы передачи, каналы, даже выяснится, быть может, какие фонды занимаются подлинной благотворителдьностью, а какие являются исключительно ширмами и прокладками.

На пресс-конференции в Общественной Палате Наталья Каминарская, учредитель «Форума доноров», с горечью заметила, что общество НКО помогать не будет, поэтому НКО должны помогать друг другу сами и сами отстаивать свои права. Это удивительное заявление. Двадцать лет действует закон об НКО, принятием которого хвасталась еще Ирина Хакамада, огромнейшие средства прошли через эти благотворительные фонды и другие организации. Общество, казалось, молиться бы должно на них, грудью вставать на защиту. Но либо у нас общество настолько неблагодарное, либо никаких результатов деятельности НКО на себе, своих родных и близких, общество не замечает. Лично я знаю несколько фондов, помогающим детям из бедных семей. Живут в этих фондах тяжело, зато о своей работе рассказывают всегда очень подробно. Потому что они собирают деньги вот прямо с нас. Видимо, что-то не совсем в порядке у них с грантами. Но и претензий к ним никто и никогда не высказывал.

Хотелось бы, чтобы для начала сами НКО разобрались, что они понимают под политической деятельностью. А потом вынесли этот вопрос на общественное обсуждение. Ведь совсем необязательно, что мы с ними согласимся.

Ольга Туханина

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...