Наши
сообщества

Как стать лидером протеста

Просмотров

Малёк Дудаков пишет:

Как-то я обещал затронуть проблему т.н. «контрэлитовой медиакратии». Так называемой, потому что этот термин я придумал сам и отнюдь не уповаю на его научность. Если кому-то он не нравится, посчитайте его просто техническим или придумайте получше.

Что такое медиакратия? В политологической или псевдополитологической науке существуют различные его трактовки, но на мой взгляд наиболее верным является утверждение о том, что это связка, слияние политических институтов и крупных медиакорпораций, получающих в итоге значительные бонусы друг для друга. В итоге стирается само понятие свободы слова, заменяемая известным слоганом «just business, nothing personal».

Уважаемые креаклы постоянно пеняют российскую власть за установление цензуры и «уничтожение свободы слова». Безусловно, подобные сентенции не имеют никакого отношения к реальности - в стране существует достаточное количество газет/журналов/радиостанций, оппонирующих власти. Другое дело, что несколько федеральных телеканалов различными правовыми и околоправовыми способами перешли под контроль аффилированных с Администрацией президента структур и их деятельность контролируется соответствующими кураторами. Здесь уместно вспомнить про «Сурковскую пропаганду», «Есть такая работа - врать каждый вечер» и прочие псевдокреативные цитатки. Работу 1 канала, ВГТРК и НТВ не освещает в самом критическом духе только ленивый креакл, нет смысла на этом останавливаться.

Гораздо более интересен другой феномен - единая спайка рукопожатной части российской несистемной оппозиции и либеральных, «независимых» СМИ. Казалось бы, вот какая плохая власть, узурпировавшая Останкинскую башню, так давайте покажем ей пример - создадим свободную, честную и открытую журналистику, без телефонного права и блата, с равным доступом для всех и вся. Если бы.

Как партии копируют структуру вертикали власти, с неизменными лидерами и репрессиями в отношении несогласных, так и «свободные» СМИ очень, просто очень сильно похожи на кремлевские, только с другим знаком. Они погрязли в неформальных связях, отдавая предпочтение не следованию идеалу «объективности» или собственной идеологии, а «своим», близким им по духу оппозиционерам. Мы имеем ситуацию, когда основные рупоры креативного класса клепают для него же лидеров, а сами креаклы поголовно бегут на очередной марш миллионов за очередным «хорошим и прогрессивным парнем». Это та же «промывка мозгов», только под другим соусом и для другой аудитории. Главные редактора предоставляют своим «хорошим знакомым» неограниченный доступ к крупным информационным площадкам, аккумулируя внимание тусовки вокруг этих персонажей и делая их как бы «известными», как бы «популярными» и как бы «конструктивными».

Что в итоге? Мы получаем ожиревшее и осоловевшее поколение внесистемных политиков, способных находить общий язык с парой-тройкой журналистов, но абсолютно беспомощных во взаимодействии с главной для них аудиторией - электоратом. Как и любая монополия, исключительный доступ к целому ряду СМИ ухудшает качество политической контрэлиты, делает невозможной ротацию ее рядов и приход новых перспективных лиц. Хорошо подсевшие на такой медиавелфэр, «старые» политики даже и не пытаются установить диалог с кем-либо за узким кругом политизированной тусовки, вместо этого они постоянно пеняют на «кровавый режим», который фальсифицирует выборы, в которых поэтому участвовать не надо, зато долг каждого совестливого человека - выходить каждое 31-е число на Триумфальную или готовиться к очередному маршу миллиардов креаклов.

Обладая приверженностью к «либерализму» лишь на словах, контрэлитовые СМИ фактически не дают слова не таким родным и не таким близким к себе персонам. В данном случае стратегическая ориентация руководства на определенных людей дополняется узостью взглядов работающих там людей. Для них каждый новый пост Алексея Навального - это событие вселенского масштаба, а вот регистрация множества перспективных партий - так, ерунда, можно одной строчкой дать в конце часа. При этом акцент и упор делаются всегда на какое-нибудь узкотусовочное событие, типа закрытия еще одной креативного сайта [звенья одной цепи, ага], а происходящие на этом фоне переделы в экономике или клановые перестановки никому не интересны, про них можно и нужно не писать.

Другим аспектом взаимодействия рукопожатных журналистов и политиков является гражданская активность. Давайте возьмем для примера Оргкомитеты декабрьских митингов или сегодняшний Координационный совет оппозиции. В них заседали и заседает огромное число журналистов - Олег Кашин, Филипп Дзядко, Сергей Пархоменко, Ольга Романова, Михаил Шац, Леонид Парфенов, иногда захаживает с бутылкой виски Алексей Венидиктов. Отлично и замечательно, просто картина маслом - за нашу и вашу свободу впряглись все до единого. Понятно, что находящиеся в этих политических органах журналисты будут что есть мочи легитимизировать их состав, что подразумевает и недопуск внутрь «свежей крови», например. Почему в те же Оргкомитеты вошли «свои», изряднопорядочные и неполживые товарищи? Вот-вот именно поэтому. Почему в Координационный совет оппозиции избирались и прошли в большом количестве журналисты того ресурса (телеканал До///дь), который предоставил информационную площадку оппозиции? Вот-вот именно поэтому

Всё это была публицистика. Теперь факты. Давайте возьмем для примера по два политика от двух условных лагерей - «своего», «рукопожатного» и совсем «непорядочного» и «неприличного». К первым отнесем Алексея Навального как столпа сегодняшней контрэлиты и эталонного креативного бездельника Илью Яшина. Яшин - нигде не работавший, не имеющий сколько-либо значимых политических успехов, но с большим социальный и медиакапиталом - пожалуй, даже не образ, а карикатура на современного российского оппозиционера. Из второго лагеря возьмем таких известных политиков, как Владимир Милов и Эдуард Лимонов. Через Медиалогию несложно посчитать упоминания этих людей в крупнейших контрэлитовых СМИ - на Дожде, Эхе Москвы, Слоне и Газете.ру (в качестве временных рамок я взял 5.03.2011 - 11.03.2013, два года)

 

Владимир Милов

Эдуард Лимонов

Алексей Навальный

Илья Яшин

Телеканал Дождь

18

90

539

109

Slon.ru

32

102

629

51

Gazeta.ru

68

228

1130

283

Эхо Москвы

110

573

1630

471

Итого

228

993

3928

914

Вырисовывается интересная картина. Для начала следовало бы отметить, что Милов и Лимонов кроме всего прочего являются и колумнистами некоторых из этих ресурсов (Милов - Газеты.ру, Лимонов - Слона), то есть нужно сделать небольшую поправку их собственные посты. Но даже и без этого тенденция на лицо - о Владимире Милове либеральные СМИ практически не говорят, Эдуард Лимонов пользуется большей популярностью, выезжая за счет Эха. Алексей Навальный, безусловно, абсолютный фаворит всего и вся, а Илья Яшин - даром что бездельник - имеет результат лишь чуть хуже лимоновского. Лишь чуть хуже показателей известного писателя и руководителя самой хардкорной российской оппозиционной партии. Шедеврально.

Первый аргумент в опровержение всего моего конструкта - «ну так про Навального и Яшина больше пишут, потому что они создают больше медиасобытий, они активнее и результативнее». Конечно же, это не так. За период этих двух лет Алексей Навальный не смог создать собственной жизнеспособной партии (если не считать партию его сторонников, что больше походит на некий фан-клуб), не смог воспользоваться протестной волной для решения общественных проблем, или удовлетоворения собственных амбиций. Да что говорить, он ни разу в выборах-то даже самого мелкого уровня не поучаствовал! Вместо этого он кричал «Да или Нет!», кидался на полицию на Чистых прудах, сидел на мосту 6 мая и проводил выборы в виртуальный орган, который фактически прекратил свое существование через полгода после них. Великие и ужасные поступки, действительно.

А в то время надежда креаклов Илья Яшин винтился, винтился, воевал с ОМОНом, еще раз винтился, ездил с Собчак в Марракеш, маршировал против подлецов. Насыщенная у человека жизнь, надо сказать, и тоже очень продуктивная.

А в это время Владимир Милов создал партию, причем одну из самых перспективных среди молодых, провел в муниципалитеты 4 декабря множество хороших людей, организовывал наблюдателей, напрямую поддерживал Урлашова в Ярославле, помогал яблочникам провести кампании в ряде регионов страны в октябре 2012 год. Короче говоря, занимался никому не нужной ерундой, на которую СМИ вообще не обращает внимание. Журналисты же у нас любят красивые митинги.

Если серьезно, то в данном случае стоит понимать два факта - неспособность контрэлитовых СМИ выйти из внутритусовочной повестки дня к важным и фундаментальным вопросам (и отсюда следующее нездоровое внимание к не самым важным персонам) и нежелание их давать трибуну или вообще упоминать чужих и непонятных им людей.

Подведем итоги - несмотря на риторику креаклов, стремящихся показать протест как некий идеальный «социальный лифт», здесь действует абсолютно привычные нам российские законы жизни - друзьям - всё, остальным - закон. В оппозиции этот «закон» принимает формы ответной реакции журналистов - «так вы что-нибудь делайте, тогда мы вас заметим». Глупо получается. И лицемерно.

(процитировано частично)

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...