Наши
сообщества

Кто превращает районы в гетто

Просмотров

gayya расказывает:

Итак, я просто зарисую вам некоторые черты закрытых обществ Москвы и некоторых других городов, характерные, узнаваемые, и, я так надеюсь, небесполезные в образовательном плане.

Первое место, куда попадает недавно приехавший - как все мы в свое время - это приют у родни, друзей, сватов-кумов, просто земляков. Обычно, семьи стараются и старались селиться рядом, иногда предпочитая в первое время тесноту, но сплоченность. Из двух-трех средних кланов, приехавших в семидесятые, спустя тридцать лет уже сформировались полноценные этнические анклавы, расположенные в определенных районах, занимающиеся определенными типами бизнеса, формирующие специфическую внутреннюю культуру и сферу влияния.

Довольно глупо полагать, что вся диаспора собралась в Москве. Киев, Львов, Варшава, Воронеж... - да, там диаспора. Москва так, немного неозабоченных поселенцев. 

Вздрюченной диаспора становится в третьем поколении. Именно тогда конфликт отцов и детей приводит к появлению классических гетто, и сознания гетто. Деды испытали на себе всю тяжесть войн, депортаций, этнических чисток, репрессий, презрения, неуважительных прозвищ, нищеты, отцы изо всех сил "русели", стиснув зубы, отчаянно выбивались в люди (с возрастом возвращаясь к корням, но это уже было потом), а дети, стало быть, встретили новый век, будучи полностью оторванными от исконных правил и законов, предоставленные самим себе, подъездам, тусовкам и безделью. Безделью - потому что среднестатистическому подростку заняться в городе нечем. Гулять по району и тусоваться? - рано или поздно надоест. 

А поскольку круг общения остается все тот же, принесенный еще с "большой земли" в недружелюбное окружение, активность выливается в стайное движение вокруг идеи превосходства. Единственный способ победить страх - это стать страшным самому. Очень страшным. Самым страшным.

Неотения - это процесс, известный в биологии, как размножение на неокончательной стадии развития. Когда плодятся не только взрослые особи, но и личинки. Характерно для оксолотля, например. И для человека. 

В диаспорах неотения цветет и пахнет еще круче, чем вне. "На воле" у шестнадцатилетнего подростка, отчаянно матерящегося и размахивающего ножом-бабочкой, припевая "Ще не вмерла...", есть шанс получить по морде от старших, разумных, и остепениться.

В городе ему этот шанс не предоставится. От него ждут невероятной скорости развития и взросления; к двадцати пяти он должен обзавестись статусным имуществом, положением и манерами, отдыхом, накоплениями, репутацией. При этом, либо он потеряет свою суть и сольется с окружением (неоднородным по сути, и оттого невротичным), либо встретит час Икс в незавидной роли неудачника.

А на родине тебя ждут только победителем, но победителем своим; ты должен демонстрировать безукоризненное следование традициям - гораздо более дотошное, чем если бы остался, и при этом - благосостояние "городского", являя собой картину ожидающего всех в городе счастья. Ты просто не имеешь права вернуться - в свой городок, аул, село, хутор без победы. То есть без новых знаний, без новых умений, новых технологий, открытий, и, конечно, без денег. О, лучше вообще не показывайся, если ты без денег. Укради, займи, убей, почку продай, но разрушения мечты тебе не простят.

И те, кто двадцать лет назад учил языки, продвигал науку, был гордостью своего народа, родил тех, кто сегодня, едва открывая обкуренные глаза, тусуют у незабвенной "Гудьбы" или в иных полунелегальных полупритонах, отчаянно отстаивая свое право на самоопределение. И рядом их жены - три килограмма золота, пять - косметики, пять силикона, немного норки, шелк, кружево и перья, и Гайтана из каждого простразенного мобильника.

А у них уже растут дети. Четвертое, стало быть, поколение.

У удачников телефоны Верту, джипы с узорной аэрографией ствола, вышиванок или Шахадой на заднем стекле, свадьбы в "Нихерасе-Плаза", полный комплект всех документов, от свидетельства об инвалидности и до депутатского билета, сапоги за девяноста тысяч и дача в семнадцати км от МКАД.

Ну, или, если откровенно, три штрафных контейнера на таможне, два левых паспорта, сын едва откупился в последний залет в РОВД, жене надо купить права, а местному усачу-весельчаку из префектуры - три литра дорогущего коньяка. И еще долги Мареку. А долги Мареку - это вообще нельзя задерживать; это здесь ты очень крутой и модный, и штаны на твоей заднице лоснятся и скрипят о белую кожу в салоне Мерседеса, а на родине ты в подштанниках и шлепках с обрезом будешь удирать, перепрыгивая через заросшие балки, а Марековы сыновья, братья и кумы будут палить тебе вслед под пятки и травить овчарками. И здешние корочки и понты там вообще ничего не стоят.

Или даже так: ты здесь задолжал, а там какой-нибудь Богусь заедет своим трактором, да и снесет хатку твоей тетки. Щось ты съм ся жыдив! - и понеслось; а потом придется всех собирать, но не там, а уже здесь (что дороже) - подарок родственникам тетки, подарок Богусю, подарки случайным свидетелям, новые шины на трактор, откат прокуратуре, "вы уж нам простите, запрошуемо, панове, погорячились, бывает". И все это влетит в копеечку. И снова идешь, тяжко вздыхая, к Мареку.
И наоборот; там под Рибником корову задрал кобель твоего троюродного дядюшки, а здесь пятиюродные племянники хозяина тамошней коровы побили окна в твоей машине, магазине и офисе; а твои дети пошли им мстить - здесь, что привело к трем поджогам, драке, и двум колото-ножевым - там...

Но однажды удача повернется к тебе лицом, и тогда на твоей дочери женится Мареков сын или племянник; вы сформируете устойчивый союз, купите молодым квартиру и по диплому каждому - а там, кто-нибудь пробьется, потянет остальных; или прославится; или даже бизнес его выйдет за пределы шатких пяти ларьков на Севастопольской. И пойдут внуки и правнуки, и ты, довольный, уйдешь на покой - домой, где уже ждет тебя давно любовно построенная гражда, и дымится курень, и поют трембиты, и блеют овцы на склонах соплеменных гор.

И ради того, чтобы там, в соплеменных горах, ждущие лично тебя тридцать иждивенцев не вырубали последние леса, не мерзли над остывающими долгими морозными зимами генераторами, не кидали жребий, кому из детей учиться в школе - ты готов на все, на_всё; и астрономические долги "В" и компании, и чертова Гайтана, и жадный прокурор, и два левых паспорта... - всё это уже кажется мелочью.

МАТЕРИАЛЫ НА ТЕМУ:

Москвичи признались, почему так ненавидят 'замкадышей'

Либералы призывают бежать из 'России быдла'

Проснется ли у креативного класса совесть

Люмпенам лишь бы 'отнять и поделить'

Как живет провинция 'на одну зарплату'?

Приезжие перестанут рваться в 'Нерезиновую'?

Москва сжигает провинциальную молодежь

Кто виноват в бедности россиян?

А работать не пробовали?

Должны ли провинциалы жить 'по-человечески'?

Можно ли выжить на российский "прожиточный"?!

'Заказывал капитализм, народ? Ну вот и жри его теперь!'

Встройте "Политонлайн" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Политонлайн в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...